Это было третье за короткое время, всего лишь за год, большое сражение двадцать первого века с двадцатым, притом в самых главных демократических странах. Два предыдущих боя – референдум по Брекзиту и президентские выборы в США – закончились победой архаики. Если бы сегодня то же произошло во Франции, европейский проект можно было бы считать провалившимся, и человечество откатилось бы назад, в прошлое тысячелетие.

Этот регресс уже произошел в четырех важных европейских странах, которые в 2000 году были демократическими, а потом перестали: в Турции, России, Венгрии и Польше (перечисляю от более тяжелой симптоматики к менее тяжелой).

В Польше надежда на выздоровление еще есть, в Венгрии мало, про Россию и Турцию сами знаете.

Французские результаты вообще-то тоже не особенно радуют. Количество голосов, полученных кандидатом-ксенофобом, — знак очень тревожный. Напомню, что в 2002-ом, когда представителю Национального Фронта противостоял не молодой и харизматичный Макрон, а вялый и скучный Ширак, счет был разгромный, примерно один к пяти, а сейчас один к двум. Увы, значительная часть населения Франции тоже ностальгирует по изоляционизму.

Это всемирное противостояние, конечно, будет продолжаться и дальше. И его исход в большой степени зависит от того, научится ли многопишущее и многоговорящее либеральное сословие нормально и уважительно общаться с читающим и слушающим большинством, а не только друг с дружкой. Пока ни в Америке, ни в Англии, ни во Франции либеральные журналисты с политиками так и не смогли всем доходчиво объяснить, чем открытый мир лучше закрытого. А мы в России не сумели за 30 лет какой-никакой гласности убедить соотечественников даже в том, что за свободу имеет смысл бороться, а диктатура – стыдная болезнь. Вот и расхлебываем.

Присоединяйтесь также к группе Другой Взгляд на facebook и следите за обновлениями

Борис Акунин