Новый отчет Совместного Механизма Расследований (СМР) ООН ОЗХО о химических атаках в Сирии, представленный Совету безопасности ООН, свидетельствует о том, что теперь имеются однозначные доказательства об ответственности Сирии за применение зарина в Хан-Шейхуне, а альтернативные версии России и Сирии «были сфабрикованы». К такому выводу пришла расследовательская группа Bellingcat, комментируя недавний размещенный в Сети доклад упомянутой выше организации, передает агентство Newsader.

«Альтернативные сценарии, представленные Россией, Сирией и другими, были исследованы и найдены маловероятными, остался лишь сценарий авиаудара сирийских ВВС по Хан-Шейхуну с применением зарина», — говорится в сообщении Bellingcat.

Среди множества свидетельств, подтверждающих описанную в документе СМР ООН версию о вине Асада, есть заслуживающее наибольшего внимания доказательство: речь идет о химическом анализе образцов из Хан-Шейхуна. Наличие особых веществ показывает, что газ, распыленный в провинции Идлиб, мог быть произведен исключительно на специальном заводе, которого нет в распоряжении у сирийских повстанческих групп. Сам газ который не мог быть произведен «кустарным» способом, как на том настаивают российская и сирийская сторона. В то же время указанные вещества, необходимые для производства боевого отравляющего средства, имеются только на складах режима Асада.

Согласно отчету, распыленный в сирийской провинции сирийский зарин производится бинарным способом посредством реакции метилфосфонилдифторида (DF) c изопропиловым спиртом (iPrOH) в присутствии гексамина.

«Образцы из Хан-Шейхуна содержат три типа вышеописанных веществ-маркеров: PF6, изопропилфосфаты и изопропилфосфорфторидаты. Их присутствие — убедительный индикатор того, что зарин, распространенный в Хан-Шейхуне, был получен из DF из запасов Сирийской Арабской Республики(то есть запасов режима Асада — Newsader)«, — говорится в материале Bellingcat.

«СМР заключает, что присутствие вещества-маркера PF6 свидетельствует о том, что для получения DF, послужившего исходным веществом для зарина, распространенного в Хан-Шейхуне, применялся HF. HF — очень реактивный и опасный газ, обращение с которым, соответственно, очень сложно. Применение HF свидетельствует о высоком уровне компетенции и технической сложности производства DF, что указывает на производство на химическом заводе», — отмечается в выводах.

Изучив след от взрыва в месте, где произошла химическая атака, следственная группа заключила, что «характеристики воронки более соответствуют падению авиабомбы с небольшим разрывным зарядом, вероятно, содержавшей жидкость». Как известно, только российская и сирийская авиация могла осуществить сброс соответствующего снаряда.

При этом в Bellingcat нашли объяснение тому, почему Россия в Совбезе ООН заблокировала дальнейшую работу миссии СМР ООН-ОЗХО. По мнению волонтерской группы, Москва опасалась, что следствие получит дополнительные доказательства вины режима Асада в химической атаке и раскроет очевидную ложь Кремля.

«Предварительное изучение отчетов о предыдущих инцидентах с распространением зарина в Сирийской Арабской Республике указывает на наличие в образцах окружающей среды некоторых веществ-маркеров. Это требует дополнительного исследования. Возможно, это объясняет то, почему Россия, защищающая Сирию в Совбезе ООН, ветировала продление мандата СМР ООН-ОЗХО, что не позволит провести дальнейшее расследование инцидентов», — предположили в Bellingcat.