Сегодня в Гамбурге на полях саммита G-20 состоится-таки первая и всеми долгожданная личная встреча президентов США Дональда Трампа и РФ Владимира Путина, которая до последнего момента находилась под вопросом.

Так чего ожидать Украине от результатов этой встречи, будет ли на ней обсуждаться «украинский вопрос», а главное – стоит ли ожидать каких-либо серьезных прорывов по урегулированию конфликта на Донбассе?

Начнем по порядку. То, что тема Украины будет присутствовать в обсуждении, догадаться несложно. По той простой причине, что именно для российской стороны, особенно учитывая скорый старт президентской кампании в России, он является одним из ключевых не только в американо-российских отношениях, но и в целом, как для внешней, так и внутренней политики. Президенту Путину крайне необходимо достичь приемлемого для Кремля варианта разрешения конфликта с Украиной. От этого во многом будет зависеть и результаты выборов в 2018. Вернее не сам результат (тут вряд ли у кого есть хоть малые сомнения относительно их исхода, учитывая политические реалии в РФ и «силу» оппозиции), а то, с каким результатом Путин победит. То есть реальный уровень поддержки населения нынешнего режима и лично Путина и готовность простить экономические «достижения» последних трех лет.

Это, безусловно, накладывает серьезные ограничения на уступки со стороны Трампа в ходе предстоящих переговоров. То есть, если даже предположить, что подозрения о связях команды Трампа и его лично имеют основания (в чем я лично практически не сомневаюсь), тем более на фоне недавних слушаний в Сенате США экс-директора ФБР Джеймса Коми, то действовать чересчур «топорно» идя на серьезные уступки и «сливать» Украину при первой же встрече с Путиным Трамп однозначно не может.

С другой стороны, для Трампа Украина никогда не была в числе внешнеполитических приоритетов, начиная еще с прошлогодней предвыборной кампании. Как следует из действий, а также уровня первой встречи (drop-in) с президентом Порошенко, не является она таковой и сейчас. Однако есть ожесточенная внутриполитическая борьба с демократами и частью республиканского истеблишмента, в которой возможные уступки РФ по Украине являются одним из ключевых элементом и находятся под пристальным вниманием оппозиции.

Так как это неминуемо повлечет очередную волну критики от демократов. Но главное – станет серьезным аргументом для окончательного принятия нового пакета санкций в Конгрессе США, который среди прочего подразумевает не только введение секторальных санкций против экономики РФ, блокировки участия даже европейских компаний в строительстве «Северного потока-2», но и юридические ограничения президента США на снятие уже имеющихся санкций против РФ. Что, по сути, сделает его «хромой уткой» в двусторонних отношениях.

В чем, естественно, не заинтересовано и руководство Кремля, которое также прекрасно понимает реальность данных перспектив.

Поэтому добиваться серьезных уступок со стороны Трампа в «украинском вопросе» сходу Путин также не будет.

Скорее наоборот. Сейчас в Кремле прекрасно понимают, что для достижения своей конечной цели – реализации политической части Минских соглашений, которые при полной имплементации фактически де-юре лишат Украину евроатлантических перспектив (речь идет об «особом статусе» Донбасса), сейчас для Кремля логичнее пойти на определенные тактические уступки по другим вопросам. Которые для Трампа сейчас являются намного более важными.

Имеется в виду, конечно Сирия, а также «ядерная программа» Северной Кореи. Тем более на фоне последних успешных испытаний КНДР баллистической ракеты. Очень вовремя, кстати, для РФ, которая имеет определенные рычаги давления на Пхеньян, пусть и не столь серьезные, как у Китая.

А ведь Дональд Трамп в плане угроз применения даже военной силы против Пхеньяна за последние месяцы зашел очень далеко (вспомним направление авианосной группы к берегам Корейского полуострова весной). А запуск баллистической ракеты предположительно среднего радиуса действия (то есть с теоретической возможностью достижения территории непосредственно США) является уже угрозой не только международной, но и национальной безопасности США. А Америка для Трампа, как известно, «first».

Так что, учитывая членство РФ в Совбезе ООН, а также возможность оказания определенного экономического давления на КНДР, речь между Путиным и Трампом будет идти о возможности введении дополнительных санкций против Пхеньяна, что на фоне последнего запуска ракеты будет крайне актуально. А главное – может быть преподнесено для республиканского электората в качестве личного успеха Трампа и уступки со стороны РФ. Для Кремля подобный шаг с легкостью можно будет представить для внутренней аудитории как «готовность к улучшению отношений».

Что же касается Сирии, то здесь также можем наблюдать улучшение возможностей для диалога. Ведь уже даже новый президент Франции Эммануэль Макрон заявил в открытую о том, что для него уход Башара Ассада не является ключевым условием в урегулировании сирийского конфликта. Для Трампа – тем более. Да и российская авиация больницы в последнее время не бомбила… То есть фон для переговоров является намного лучше, чем год назад. А вопрос борьбы с «ИГ» и с международным терроризмом в целом по прежнему является крайне актуальным.

А что же взамен на возможные уступки может потребовать Кремль в таком случае? А взамен ему сейчас необходимо не так уж и много – усиление давления на Киев со стороны Белого дома в вопросе начала имплементации политической части Минских соглашений.

Соответственно в контексте Украины речь будет идти именно об этом. О чем, в частности, свидетельствует и анонсированный визит госсекретаря США Рэкса Тиллерсона в Киев 9 июля. В ходе встречи Трампа с Путиным, на которой также будут присутствовать главы внешнеполитических ведомства обеих стран, однозначно будет идти речь о дальнейших шагах в их реализации. Если быть более точным – то о выработке «дорожной карты» по их реализации, о чем в принципе была достигнута договоренность еще на последней встрече «Нормандского формата». Но тогда все ожидали результатов выборов в США, поэтому никаких реальных шагов принято не было. Да и ключевой фактор в таком сложном вопросе – доверие, полностью отсутствовало среди лидеров «Нормандского формата». А без него, когда речь идет о таком экзистенциальном вопросе для Кремля как Украина, да еще относительно реализации договоренностей, в которых четко не прописана очередность выполнения обязательств сторон, но есть возможность своевольной трактовки каждой из них (что мы и наблюдаем последние два года), достигнуть результата в принципе невозможно.

Так что еще один крайне важный момент этой встречи (и для Украины в том числе) заключается еще и в том, возникнет ли взаимная симпатия, так называемая «химия», которая всегда является условием для дальнейшего чувства доверия и развития отношений. В свое время главе Кремля уже удалось «обворожить» Дж. Буша-младшего, который «увидел душу» в глазах экс-подполковника КГБ Владимира Путина. Что стало основой особых дружественных отношений на протяжении почти восьми лет вплоть до вторжения РФ в Грузию.

Удастся ли повторить подобный трюк Путину с Трампом, для которого первое впечатление (а в статусе президентов они буду встречаться впервые) по словам его же окружения является крайне важным – и есть одной из главных интриг предстоящей встречи. От этого во многом будет зависеть дальнейшее развитие не только американо-российских отношений, но и перспективы урегулирования конфликта на Донбассе.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениям

Максим Яли