Соединенные Штаты являются единственной сверхдержавой в мире. Критерием для сохранения этого различия является способность поддерживать не только региональную гегемонию, а глобальное господство.

В докладе Стокгольмского международного института исследований проблем мира указано, что в 2016 году США потратили на свои военные расходы $661,2 млрд. Для сравнения, вторым был Китай — $215,7 млрд, третьей — Россия $69,2 млрд и четвертое место занимает Саудовская Аравия. Она потратила $63,7 млрд. По данным Государственного департамента США, расходы Северной Кореи составляют около $3,5 млрд. Это 23,3% ВВП против 2,2% ВВП США. Только по цифрам мы можем понять, что американская военная мощь является невероятной.

Цели военных расходов всех пяти стран разные. Помимо Соединенных Штатов, которые беззастенчиво стремятся влиять на политические, экономические и военные решения на всех континентах, остальные страны могут непосредственно влиять или угрожать своим соседям. Саудовская Аравия является самым сильным округом в Персидском заливе и окружена опасными государственными субъектами (такими как Иран) и негосударственными субъектами (например, исламскими радикальными группами). Это в дополнение к ее постоянной поддержке более мелких государств Персидского залива. Точно так же цель России в основном региональная (например, Грузия и Украина). Россия не стремится к активному конфликту с Западом, поскольку противоборствующие военные силы слишком велики. Китай готовится к западному конфликту, но их основное внимание уделяется региональной гегемонии. Они влияют на политику, экономику и вооруженные силы большей части Азии, в которой живет 60% населения мира.

Северная Корея вкладывает столько денег в свое оружие, поскольку ее лидер имеет только одну цель: сохранить свою власть и контроль. Диктатор Северной Кореи не заботится о том, как живут его граждане, или о том, что мир думает о нем. Его забота – это не быть свергнутым от власти. Он знает, что внутренние риски переворота низки, поэтому делает ставку на свое будущее на основании того, что Соединенные Штаты не будут рисковать конфликтом с ним. Он хочет спроецировать образ, мол, даже США боятся ядерной войны с Северной Кореей.

То, что сделают Соединенные Штаты, учитывает несколько вещей. Во-первых, Соединенные Штаты должны продемонстрировать своим союзникам в Азии, таким как Южная Корея и Япония, что в случае конфликта, они будут в военном отношении поддерживать их.

Во-вторых, крупнейший прямой военный конкурент США, Китай, должен чувствовать военную мощь США. В-третьих, это служит примером для любого другого диктатора того, что бывает с теми, кто сражается с супердержавой Америки. Соединенные Штаты должны исчерпывать дипломатические возможности, чтобы их не критиковали во всем мире, но если это не поможет, Америка использует свои силы для уничтожения угрозы Северной Кореи.

Когда две ядерные страны находятся в конфликте, то тот, кто запускает первый удар делает это с такой силой, чтобы другая страна не смогла нанести ответного удара. Таким образом, если президент Трамп почувствовал бы себя вынужденным напасть на ядерные объекты Северной Кореи, мы могли бы ожидать, что это будет очень сильная атака, которая не только устранит угрозу Северной Кореи, но и создаст ясный пример для других стран, что происходит с изгоями мировых лидеров. Ливийский лидер Муамар Каддафи когда-то говорил, что американское свержение иракского Саддама Хусейна заставило его отказаться от своей программы вооружений.

Мы не можем быть уверены в завтрашнем дне, и мы можем надеяться на мирное урегулирование продолжающегося конфликта с Северной Кореей. Но кажется ясным, что северокорейский диктатор подвергает свою жизнь риску, продолжая свои провокации.

Джейсон Смарт