Как не крути, а нам еще нужно время, чтобы выйти из параллельной реальности, которой несомненно был совок и постсовковая эпоха. Раз за разом происходят события, реакция на которые показывает, что процесс выздоровления еще далек до завершения. Особенно это заметно на происшествиях с публичными людьми. Так, не надо быть экспертом, чтобы увидеть зачем депутаты рвутся в ВР. Только что это был почти нищий, мелкий мошенник с унылой худой мордочкой, и вот это уже раскормленный хряк, с недвижимостью, дорогим авто, с многочисленными зарубежными поездками и прочем. Мог бы он это получить без депутатской корочки? Да никогда. Второй срок – вполне мог, но не эти ништяки и пряники. И вот когда эту свиноферму начинают пускать под нож, визг стоит до небес, о политических репрссиях, о преследовании и прочем. Свиноферма призывает людей отстаивать его полную крабами и креветками тарелку, его джипы, пентхаусы и прочее. Как-то никого не трогает уже не разожравшаяся туша безостановочно голодующей депутатши или стремительно богатеющего деятеля, а сам процесс метаморфозы «из грязи в князи». Значит сама система устроена не правильно и не имеет нормальных предохранительных механизмов.

То же самое касается и журналистов или тех, кто удачно переобулся из журналиста в депутаты. Это – те же самые публичные люди, которые стремились к известности и не простой, а всеобщей. Но как выясняется, эта самая известность им нужна все для того же -ковать бабло. Занимаясь этим благородным делом, они почти мгновенно теряют берега и сосредотачиваются на самом процессе. Им уже плевать на суть происходящих процессов, но их сильно интересует то, как в них встроиться, чтобы получать более тугую струю бабла.

Кого-то еще удивляет их общее свойство – забывать то, что сейчас происходит в стране. А в ней идет война. Этот фактор безусловно и беспощадно стирает все полутона, оттенки и краски. Остается всего два цвета, без единого оттенка: белый и черный. То есть, война задает тест-запрос «свой-чужой». Журналист ты, депутат или любая другая публичная личность, ты обязан выбрать сторону. Ты не сможешь стоять над схваткой, ибо как только ты занимаешь эту позицию, ты перестаешь быть «нашим», а как мы отмечали выше, кто не входит в этот разряд, переходит к чужим.

Якобы не понимание этой простой формулы, порождает разные вариации «станко» и мы должны это понимать лучше, чем они, ибо это стоит жизней нашим. Эти деятели будут косвенно убивать нас и этого допускать просто нельзя. Каждый, кто послал сигнал «я не с вами», должен именно так и восприниматься

Мы искренне удивлялись тому, как ушли в расход явные и слегка замаскированные представители средств пропаганды противника Бузина или Шеремета. Причем, в процессе расследования, на свет божий стали вываливаться связи и интересы этих деятелей, которые указывали на вполне понятный критерий отбора их знакомых. Практически все они так или иначе связаны с противником, да и сами усопшие тоже аж светились «русским миром». Простое перечисление имен тех, с кем они общались, буквально сразу запускало ассоциацию с определением «резидентура». А по направленности мировоззрения и генерации определенной информации, принадлежность этой резидентуры не оставляет никаких сомнений. Чисто гуманитарные соображения тут могут присутствовать, но для нормального нашего, эти жертвы имеют куда меньший вес, чем гибель любого НАШЕГО военного или гражданского. Однако вой возник именно по поводу этих деятелей. Вот это и проявляет какое-то неправильное представление о происходящих событиях и шкале ценности.

Но вот прихватили некого Гужву, который получил незаконное вознаграждение от депутата партии Ляшка. Коллеги напрасно пишут о взятке, ибо тот (на сколько известно) не был должностным лицом. На самом деле, это больше похоже на вымогательство. То есть, описанные действия, сходны тем, что делали братки с паяльником или утюгом. То есть, в случае подтверждения этих действий следствием и судом, можно будет говорить об обычном криминале. Если кто не в курсе, есть целые бригады журналистов, которые себе зарабатывают на хлеб и на масло именно таким способом. Особенно этим увлекаются некие небольшие телеканалы. Они имеют разъездные бригады с квадрокоптерами, которые снимают элитные поселки чиновников и подробно – маетки конкретных деятелей.

Вроде бы дело нужное и полезное, если бы не одно «но». С ними можно договориться о том, чтобы уже отснятый материал не ушел в эфир. Собственно, разоблачительные репортажи (не все, но добрая их часть) на самом деле являются рекламой того, какой резонанс они способны создать, а раз так, то и формирую прайс за то, чтобы чиновник мог избежать неприятностей. Это сейчас – очень бойкий и процветающий бизнес. А кто-то идет дальше, и пользуясь хорошими связями в определенных органах, добывает документы, запускаемые в частное, журналистское расследование. И это – нужное дело, если такие расследователи потом не продают результаты своей работы тому, против кого они действовали.

https//i2.wp.com/defence-line.org/wp-content/uploads/2017/06/Paid-news.jpgТо есть, прикрываясь корочками журналистов, они занимаются обыкновенным вымогательством и если вдруг кого-то схватят за руку, то поднимется вонь о свободе слова и политических репрессиях. Они прекрасно понимают, что занимаются преступной деятельностью и так же прекрасно понимают, что прикрытием своего бизнеса, они изначально выбирают приемы разрушения имиджа Украины. Даже не имиджа, а того, что далось потом, кровью и тысячами жизней.

В отличие от множества других вредоносных агентов, эти точно знают, что работают на, пока, самом уязвимом, для Украины, фронте информационной войны. Это люди, которые получили специальные знания и навыки работать в информационном пространстве и однозначно знают, какие манипуляции общественным сознанием, являются наиболее эффективными. Это – их профессия, им выдали дипломы, удостоверяющие наличие этих знаний. Они обязаны представлять какую разрушительную силу имеют способы зарабатывания денег, и самое главное, той спекуляцией гуманитарными принципами, которое стали их информационным прикрытием. То есть, для сохранения своей кормушки они готовы обрушить Украину даже не задумываясь. Если под таким углом зрения оценивать их деятельность, то вполне понятным становится то, почему они вскрывают наш оборонительные порядки и почему с воем носятся по Европе и Штатам требуя зарубить нам кредиты, безвиз и поставки летального оружия. Они просто на этом зарабатывают. Более того, они не умеют, да и не хотят зарабатывать другими способами. Поэтому, коррупция, конечно, тяжелая болезнь, но вот этот недуг имеет куда более агрессивную и тяжелую форму. Вычищать эти Авгивые конюшни надо было с началом войны, но тогда было не до этого, а теперь, указанная публика разжирела и уверовала в свою безнаказанность. Но лучше поздно, чем никогда, ибо данная публика точно не работает на нашу победу, а степень ее помощи нашему противнику обязаны устанавливать компетентные органы.

В завершении, хотелось бы поделиться личными наблюдениями общего характера. Как не крути, а сейчас дать взятку стало на порядок сложнее прежних времен. Просто зайти к судье и дать ему «штуку за год срока» — не реально. Договариваться с полицией может кончится совсем плохо. Даже прокуратура начала меняться и там видны явные подвижки в правильном направлении. Главное – там уже никто не позволит себе беспечно и безоглядно брать бабло. Еще берут, но уже со страхом и ужасом. Постепенно пакуют судей, мэров, депутатов, правоохранителей и других чиновников. Самое смешное, в упаковку пошли всякие самозваные общества по борьбе с коррупцией. Эти бригады очень быстро превратились в разъездной рэкет, но так же быстро ощутили неудобство наручников, на собственных руках.

И вот на этом фоне, гужевые решили, что они схватили Бога за бороду и могут вытворять вещи не менее веселые, чем классики коррупции. Оказалось, что это не совсем так и они стали занимать свое достойное место не среди представителей «четвертой власти», а там, где им и место – среди «ракетчиков» или рэкетиров. Теперь этому цеху есть о чем подумать и понять, что это только кажется, что прикинувшись журналистом, можно легко срубить хороших денег шантажом или отработать заказ Москвы, через цепочку посредников. Теперь они узнали, что можно заработать, а можно и на Лукьяновку заехать.

Так что все движется в правильном направлении, ибо эти дельцы не имеют к свободе слова никакого отношения, а потому, эта свобода никак не пострадает.

Это общее наблюдение приводит к общему, вполне логичному выводу. Если ты стремился к публичности, если ты хотел известности и таки ее получил, то получай ее всю. Это значит, что у тебя практически не останется личной жизни, ибо ты не чиновник учреждения, работающий с 9 до 18, а фигура, которая всегда на виду. Это касается артистов, политиков и высших должностных лиц. Например, депутатское удостоверение не только дает права, но и обязанности. Главная обязанность – быть под микроскопом и быть готовым дать отчет за любое «покращення» собственной жизни, как и за свои контакты с людьми, которые имеют то или иное отношение к нашему противнику в текущей войне. И то, что ты натренирован сам задавать неудобные вопросы, как журналист, никак не освобождает тебя от обязанности рассказать, за чьи деньги ты купил квартирку, машинку, разъезжаешь по дорогим курортам и непонятным вояжам за океан. Грубо говоря, ты обязан «показать чеки». Если же у тебя другое представление о публичности, то ты ошибся номером. В любой цивилизованной стране, гужвы, серлеши и прочие, уже давно сидели бы в федеральной тюрьме и писали бы свой вариант книги «Как выжить в тюрьме».

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениям

anti-colorados