Организаторы митинга 14 мая на Сахарова в 14:00 не хотят политизировать протест. Одна моя знакомая рублевская девушка решила заняться политикой, но так, чтобы без политики – мужа-предпринимателя несправедливо посадили.

Без политики – потому, что очень не хотелось съезжать с Рублевки и терять знакомых, которых могла напугать оппозиционность намерений. Все же кормились из одного источника – власть. Так теперь устроена экономика.

Власть довольно быстро политизировала процесс наличием политзаключенных. Митинг на площади, куда созываются неравнодушные граждане – политический протест.  Власть реагирует на массовость. Хоругви и верноподданнические челобитные, обращенные к доброму царю-батюшке не спасают.

Салтыков-Щедрин постебался уже по этому поводу:

«Любят русские люди бунтовать!

Встанут на колени перед барским домом и стоят подлецы!

И ведь знают, что бунтуют и всё равно стоят!»

Не спасают организаторов бунта даже и провокаторы самой власти:

«Буржуев расстрелять», «Евреи – вон из правительства».

Митинг без политики – оксюморон.

Звучит как «Протест против власти за любовь к ней» или «Нежные аресты участников митинга». Ярослав Гашек тоже постебался над такой формой лояльности: «Партия умеренного прогресса в рамках закона».

Протестуйте, граждане. Статус политзаключенных после обязательных репрессий власти выдается вне зависимости от заявленных намерений.

Присоединяйтесь также к группе Другой Взгляд на facebook и следите за обновлениями

Константин Боровой