Хитрость антикремлевского санкционного законопроекта заключается в том, что изначально он писался исключительно под иранский режим, и лишь позже в его текст было внесено дополнение, касающееся России — невероятно масштабное и уничтожающее для Москвы.

Смысл в том, чтобы Трамп не мог отказаться подписать документ и в то же время не выглядел бы как «пораженец». Все помнят его обвинения в адрес Тегерана как «главного спонсора терроризма» (хотя мы-то знаем, кто в этом вопросе по-настоящему «главный»). В то же время известна его подозрительная слабость в отношении Путина.

Разумеется, конгрессмены могли бы подготовить закон, направленный исключительно против российской военной хунты (как и планировалось еще в конце прошлого года), но тогда глава Белого дома мог бы оказаться в неловком положении при любом исходе: наложил бы вето — и США официально продемонстрировали бы политический раскол на высшем уровне; подписал бы — и выглядел бы ущербным не только в собственных глазах, но и с точки зрения ряда избирателей-республиканцев, наивно поддерживающих Путина и помнящих про обещания «большой сделки» с Кремлем, которые раздавал их кумир на этапе президентской гонки.

Совсем иное дело — текущий законопроект, где российско-иранская мафия уместилась в одном флаконе. Трамп может свободно ставить подпись на этом документе, ведь собственным сторонникам среди американского народа он сможет продать это в качестве возмездия Тегерану, в то время как Конгресс удовольствуется главной целью — нанесением гигантского вреда Кремлю. Упереться рогом против санкционного закона и сохранить при этом лицо у президента Трампа тоже не получится: республиканцы-законодатели возымеют полное право обвинить его в затягивании процесса по удушению иранских аятолл, которые в устах самого американского президента представит как одна из главных угроз для Соединенных Штатов.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениям

Александр Кушнарь