Его уничтожили премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади и шиитские военные формирования Хашд-аш-Шааби. Уничтожили при прямом участии Ирана, направившего в Киркук спецподразделения «Кодс» из Корпуса стражей Исламской революции и «тихом» участии России.

Вторжение Хашд-аш-Шааби и «Кодс» в Киркук было большой ошибкой Хейдар аль-Абади. Огромная ошибка – продвижение уже не только Хашд-аш-Шааби, но и иракской армии в другие районы Курдистана. Роковая ошибка – слова аль-Хабани на пресс-конференции 17 октября, – «С референдумом покончено и теперь он принадлежит прошлому. Это происходило в прошлом, и с его результатами покончено», вся территория Курдистана будет занята армией. Полная глупость – менторское поучение курдов: я их предупреждал, если проведете референдум, то все ваши завоевания автономии в 2003 г. будут потеряны.

Сейчас аль-Абади ощущает себя победителем и халифом, но не догадывается: он – всего лишь «халиф на час» и его «халифат» вскоре рассыплется, несмотря на поддержку Ирана и России, а также упорное желание США сохранить Ирак как единое государство. Можно считать это карой аль-Абади за «воздержание» представителя Ирака в ООН 27 марта 2014 г. при голосовании резолюции о территориальной целостности Украины.

Аль-Абади также не стоило в мае 2015 г. летать в Москву к Путину, чтобы променять общечеловеческие ценности на обещания Кремля сделать его таким же великим халифом, каким был Саддам Хусейн. Не следовало и брать благословения у мулл Ирана, но он все это сделал. Теперь его ожидает расплата.

Аль-Абади мог согласиться с курдами на «развод по чехо-словацки» и получить бонус в виде раздела с ними доходов от нефти из «спорных районов» пополам, как обещал это им в тяжелом 2015 году, когда ИГ наступал на Багдад. Эти районы – Киркук, Синджар и другие – «спорные» лишь с точки зрения Багдада. В 1970-ые Саддам Хусейн официально признал Киркук и Синджар курдскими районами, но это признание длилось до тех пор, пока в них не находили нефть. После этого «спорным» стал Киркук, а когда нефть нашли в Синджаре – то и он стал «спорным», и курдов из них стали изгонять.

Это совсем по-русски, пока в Львовской и Ивано-Франковской областях добывали нефть, они были важны для Москвы. Но когда Москва из них нефть выкачала, то теперь она готова подарить их Польше. При ликвидации СССР Москва не претендовала на убыточный Донбасс, но когда в нем нашли сланцевый газ, то начала придумывать Новороссию и особую нацию – народ каменноугольного периода.

Аль-Абади шиит, в прошлом – лидер партии «Дава» (Исламский призыв), но подобно сунниту и социалисту Хуссейну, он тоже продолжает загонять курдов в резервации и готов их терпеть только в качестве этнографической достопримечательности. Это тоже очень по-русски. Из-за этого курды-мусульмане называют Ирак аль-Абади сектантским государством шиитов и провели референдум.

Если бы премьер аль-Абади отнесся к референдуму спокойно, как это сделал президент Ирака, и постарался бы развеять подозрения курдов о «диктатуре арабов-шиитов», то всё закончилось бы затяжным разговором о «разводе», который мог и вообще не состояться. Демократическая партия Баразани явно не спешила с провозглашением независимости, а Патриотический союз Курдистана покойного Талабани и вовсе был против референдума в данный момент, почему в Сулеймании, где у него большинство, на него пришло лишь около 50% жителей.

Но аль-Абади, имея поддержку исламистских партий шиитов юга Ирака, возомнил себя халифом, и сделал ставку на их ополчение Хашд-аш-Шааби и Иран, полагая, что суннитов севера, которые массово поддержали ИГ, сейчас можно сбросить со счета. В результате в Ираке запахло «диктатурой мулл» шиитского толка, чего так опасались курды и сунниты, а военная операция против курдов, сделала провозглашение независимости Курдистана неизбежностью. После военной операции курды жить в государстве Ирак не согласятся, какие бы автономии и доплаты им бы не обещали. Это веская причина, чтобы сказать, после заявлений и действий аль-Абади 17 октября Ирак как государство сделал огромный шаг к своему исчезновению.

Пока аль-Абади выигрывает у курдов в военном аспекте, но уже полностью проиграл им в политическом аспекте, а скоро потерпит поражение и на поле боя. Можно сказать, курды по-своему реализуют украинскую стратегию «Крым», но еще смогут дополнить ее военными победами. Военные победы курдов станут личной катастрофой для аль-Абади, который в таком случае будет свергнут Хашд-аш-Шааби при поддержке Ирана и замен более религиозным политиком из шиитов, – такие кандидатуры есть. Это приведет к усилению гражданской войны в Ираке и к его распаду, чего добивается Иран, надеясь, если не оккупировать южную часть Ирака, то создать в ней своего лимитрофа, по примеру того, как их плодит Россия, создавая южные осетии, приднестровские молдавии и разные новороссии с малоросиями. В этом сценарии у аль-Абади именно роль «халифа на час».

Москва от военной операции аль-Абади уже получила выгоду от небольшого скачка цен на нефть, – доля курдской нефти на мировом рынке все-таки не столь велика, чтобы его существенно качнуть. Но большая гражданская война в Ираке – это то, что очень надо Москве для повышения цен на нефть, и возвращения себе сверхприбылей, которые она имела до 2014 г. Сейчас Москва в большом финансовом напряжении, и если до лета 2018 г. не сможет из него выйти, то для Кремля это будет иметь катастрофические последствия. Небольшой рост курса рубля, наблюдаемый с сентября, сродни тому стабильному курсу гривны, который долго искусственно держали Азаров с Януковичем, подготовляя его обвал. Падение рубля тоже неизбежно, как и падение гривны в 2014 г., и может его превзойти.

Во избежание падения рубля и связанных с ним неприятных для себя последствий, Кремль дал «благословение» на военную операцию аль-Абади, заверил, что поможет с добычей нефти в Курдистане и подписал контракты. Охранять вышки, вероятно, будет «частная» военная компания «Вагнер». Пока у Кремля задача – «застолбить» как можно больше нефтяных полей в Ираке, но нефть не добывать. Война и распад Ирака, который запустил аль-Абади по недомыслию, идеально помогают решить эту задачу, и вообще удалить иракскую нефть с рынка.

По решению ОПЕК для Ирака рост добычи нефти не был ограничен, и сейчас, после разгрома ИГ, следовало ожидать скорого увеличения на рынке доли иракской нефти. Но это не устраивает Москву, которая разжигает войны там, где есть нефть, чтобы взвинтить на нее цены. От этой политики Кремля страдают не только Ливия, Йемен, Сомали, и даже Египет, где на Синайский полуостров из сектора Газа делают набеги наемные палестинцы, которые теперь для конспирации называют себя ИГ, а не армия освобождения Палестины. Египет в марте 2014 г. тоже «воздержался» в ООН при голосовании, и теперь Москва ему выражает свою благодарность.

Государство Курдистан могло появиться еще после распада Османской империи. Но когда Великобритания в Антанте это предложила в 1915 г., то Франция заявила – ей безразлично, а Россия была категорически против, так как видела на этих территориях продолжение своей армянской губернии. Затем РСФСР поддерживала Турцию против Армении и курдов, но ни те, ни другие до сих пор так и не сделали выводов из истории. Жители Ирака, похоже, их тоже не сделали. Чиновники ООН добиваются признания мифических палестинцев аборигенами Иудеи, но полностью игнорируют курдов как нацию, – в ООН тоже плохо учат историю.

Сергей Климовский