Именно Украина установила и задокументировала то, о чем все знали – у Владимира Путина есть частная армия.

“В будущем войны будут вести не армии, а группы, членов которых мы сегодня называем террористами, партизанами, бандитами и грабителями, но которые, несомненно, придумают для себя более приемлемые официальные титулы… Они, без сомнения, будут подчиняться какому-то руководству, которое пользуется методами принудительного воздействия, но это руководство будет неотделимо от организации как таковой”…
Мартин ван Кревельд “Трансформация войны”

Ну, все в этот день погуляли на славу. День рождения Владимира Владимировича для Украины был удачен. Мы не жгли склады с оружием, но пожар, старт которому даст большое мощное расследование СБУ относительно Военной частной армии Путина под названием «Вагнер», будет требовать для противодействия не пожарных и МЧС-ников, не участия армии – для тушения этого скандала будут необходимы колоссальные усилия всего дипломатического корпуса РФ, всех юридических команд.

И думаю, что даже несмотря на будущие миллиардные вложения в отбеливание официальной России, репутационные потери ее лидеров не смогут быть возмещены. Именно Украина установила и задокументировала то, о чем все знали – у Владимира Путина есть частная армия. Новая военная реальность почти получила официальный юридический статус. Анонимизированные военные российские подразделения воюют везде, где скажет лидер. Они хорошо обеспечены, прекрасно вооружены, не боятся, не гнушаются никакой работой, они не имеют никаких предубеждений относительно права и никаких тормозов, когда речь идет о международных границах. Приглашаем в новую реальность, в которой правят бал “военные команды”.

На самом деле, если говорить на языке идеологов и модных военных историков и теоретиков – именно так трансформируется современная война.

Мартин ван Кревельд, известный военный аналитик предсказывал: “Военная организация любого размера будет контролировать территориальную базу того или иного характера. Однако вряд ли эта база будет геометрически непрерывной, непроницаемой или иметь большие размеры. Вероятно, ее границы – тоже современный термин – не будут четко очерчены на карте. Вместо этого в неожиданных местах будут встречаться дорожные контрольно-пропускные пункты, укомплектованные головорезами, которые будут набивать свои собственные карманы и карманы своих боссов”.

В конце концов россияне шли к этому. Интересно, что еще 20 лет назад у адепта “новой империи” Дугина в книге “Основы геополитики” говорится о том, что России, кроме основной армии (которая будет бороться против США и вечных врагов), нужна армия “регионального типа”, которая будет воевать против (так и написано) бывшего “братского народа”.

Сказанное Дугиным – сделано Путиным.

О том, что у Владимира Путина есть частная военная команда, известно с 2013 года. Славянский корпус, который воевал в Сирии, немного побитый, впоследствии был трансформирован в частную военную команду с широким функционалом.

И ранее из российских медиа было известно, что компанией «Вагнер» руководит подполковник Дмитрий Уткин, что база наемников находится в Молькино, в Краснодарском крае, непосредственно под руководством ГУ Генштаба России.

Какими документами украинской спецслужбы приросли журналистские данные?

Сообщено, что путинская армия насчитывает около 5 тысяч наемников. Личности 1587 из них установлены Службой безопасности Украины, 95% из них – граждане Российской Федерации.

Установлен номер жетона Дмитрия Уткина – М0209 и номера жетонов всего руководства «Вагнера».

Задокументирована их деятельность в Украине. Установлены временные границы. С 2014 по август 2015 года он находится в Украине, с 15 августа 2015 года – в Сирии.

Ключевые из событий, к которым причастны наемники в Украине: сбитие военного самолета ИЛ-76, штурм аэропорта «Луганск», участие в штурмах Дебальцево и других мирных украинских населенных пунктов.

Впервые обнародованы данные непосредственных исполнителей сбития ИЛ-76, их имена и домашние адреса.

Обнародованы списки всех наемников, которые убивали под Луганском, и списки погибших.

Обнародованы разговоры Дмитрия Уткина с российскими должностными лицами, где собеседники расписывают, как сбили наш транспортный самолет, а также, как армия «Вагнера» воевала в Дебальцево.

В слайдах презентации главы СБУ детализированы задания, которое выполняли в Сирии, список членов частной армии, которые воевали на Донбассе, иерархия частной компании «Вагнера», непосредственные руководители, география боевых потерь в Сирии. Здесь дана структура армии на 2016-й и 2017-й годы. При анализе структуры бросается в глаза, что там все как должно быть в настоящей армии. Эта квази-армия или прокси-армия имеет штаб, разведку, танковое подразделение, артиллерию, саперов, инструкторов, связистов, группу спецмероприятий. Глава СБУ сообщил о том, как увеличивается закрытая часть Бюджета РФ по статье “Национальная безопасность и правоохранительная деятельность” (на 18% в 2017 и на 38% – в 2018-в годах).

Когда я просматривала слайды, представленные спецслужбой, я просто восстанавливала для себя картины войны, нашей войны. Войны, которую украинские теоретики разложили по полочкам еще полгода назад. Иррегулярной нелинейной войны четвертого поколения, войны с террором, с применением криминальных действий против регулярных войск. Вооруженные мятежники против Украины. Российский спецназ, натасканный российской разведкой.

Эти слайды и аудио делают нашу историю живой. Когда самолет с сорока девятью парнями (цвет нашей армии) уже стремительно падал, Уткин вместе с Плотницким докладывал Патрушеву, что они “завалили борт” и обсуждали, менять ли ПЗРК, чтобы второй украинский самолет не взлетел (тогда в Луганский аэропорт летели два «Ила»). Ты будто видишь Луганский аэропорт, вспоминаешь его оборону, деблокаду и понимаешь, что все это время на нашей территории по нашим ребятам стреляли эти носители жетонов с буквой М – из Бурятии, Дагестана, Ташкента, Ростова, Краснодара.

Вот другое аудио, где Уткин с российским шефом обсуждают деньги якобы 100 миллионов призового фонда, из-за «распила» которых якобы волнуется база террористов в Молькино. Не знаю, были ли 100 миллионов, «распилены» ли, но это все деньги – на уничтожение нас, наших военных, наших патриотов.

А вот российским наемникам дают жару в Дебальцево.

Потом они едут в Сирию и помогают головорезам Асада в Алеппо и Латакии, Хаме. Интересно, что если российские федеральные СМИ писали о единицах российских погибших, то на слайдах СБУ – имена и жетоны всех наемников, которых убивали и в Алеппо, и в Пальмире. Могу только догадываться, откуда украинская разведка имеет настолько точные данные.

Таким образом, Украина идентифицировала полк из частной дивизии Путина. Как мы сможем это использовать – время покажет.

В конце концов, сам глава СБУ сообщил о том, что на Уткина будет передано подозрение в Генпрокуратуру, а с данными будут ознакомлены коллеги из военных разведок дружественных стран. И подчеркнул, что Европа должна осознать для себя уровень угроз, так как для этих группировок не существует норм международного права и границ.

Упомянутый уже Кревельд, профессор и преподаватель в американских вузах предупреждает, что сообщества, которые отказываются смотреть правде в глаза, видеть опасности таких вот частных армий, и не спешат бороться за самосохранение, вполне вероятно, прекратят свое существование. Возможно, ленивая и консервативная Европа поймет, что история ставит вопрос так: или они опомнятся, или не выживут?

После обнародования пресс-конференции я обсудила со своим старым другом-международником, специалистом по России, visit-лектором европейских вузов, как можно противостоять такой частной армии. Может ли Украина, например, создавать свои частные команды? Ответ его имел скорее философский характер.

«Мы не ведем наступательную гибридную войну, мы держим оборону. Мы не можем идти российским путем, создавая частные армии, которые работают, как профессиональные террористы, служат правительству, а де-факто не имеют никаких прав. Во-первых, у нас меньше людей. И у нас другое отношение к человеческой жизни. Мы не сможем задним числом выгнать из армии, приврать, лишить гражданства. Я слышал, что когда-то Французский легион набирал такие команды по принципу: вы рискуете жизнью в обмен на блага, или французский паспорт. Можно гипотетически представить, что Украина набирает наемников из Африки или, скажем, постсоветских азиатских республик, как специалистов по непростым вопросам и деликатным задачам? Гипотетически можно. Но репутационные риски ее становятся огромными. Если сегодня она в глазах Европы – жертва, то в случае создания таких команд и диверсий превратится в страну, склонную к авантюризму и агрессии».

«Да, и не забывай, – добавил мой старый друг, – Рим пал именно из-за того, что комерциализировал свою защиту и стал доверять защиту варварам. Никогда патриотизм не заменит покупка террористов».

Трудно не согласиться. Мы не знаем, куда выведет юридическая прямая наше расследование. Но пока что мы должны помнить – в соответствии со всеми международными правилами и конвенциями: “Наемник не имеет права на жизнь”.