Президент Польши Анджей Дуда ветировал два из трёх законопроектов, которые дали бы Ярославу Качинскому, лидеру ультраправой партии «Право и Справедливость» (ПиС) полный контроль над судебной системой страны. Но невзирая на вето Дуды, угроза демократии и верховенству права со стороны Качинского, который формально не входит в контролируемое ПиС правительство, всё ещё нависает над Польшей. И угрожает всему Европейскому Союзу.

Угроза эта по своему весу сопоставима с недавней угрозой греческого долга для еврозоны. Если Европа не выработает адекватной стратегии взаимодействия с Качинским, это скажется на всем континенте.

Принято считать, что Качинский пытается получить контроль над польской судебной системой ради мести предыдущему правительству партии «Гражданская платформа»: бывшему премьеру (и нынешнему главе Европейского совета) Дональду Туску, главе его аппарата Томашу Арабскому, бывшему министру иностранных дел Радославу Сикорскому и т.д. Качинский бездоказательно обвиняет их в гибели его близнеца, президента Леха Качинского, в авиакатастрофе под Смоленском в 2010 году.

Несмотря на то, что он движим теорией заговора, его настоящие цели вполне рациональны: заполучить контроль над Верховным судом Польши, который сможет признать следующие выборы в 2019 году законными или незаконными. Качинский планирует уволить всех судей, не получивших одобрения его министра юстиции, Збигнева Зебро, и расставить в Национальном совете судей своих людей. А те уже помогут ему ввести в Верховный суд людей, готовых продвигать линию ПиС.

Два ветированных законопроекта, которые могли бы сделать это возможным, прямо противоречили польской Конституции. Но помехой им стало лишь вето президента. Дело в том, что Конституционный суд Польши с конца прошлого года уже находится под контролем ПиС.

Ни массовые демонстрации против этих изменений, прокатившиеся по Польше, ни вето Дуды не заставили Качинского отказаться от своих планов. В следующие несколько недель, максимум несколько месяцев, он вновь попытается укрепить позиции ПиС, возможно, пользуясь августовскими каникулами в ЕС.

Качинский уже располагает многими инструментами для достижения своих целей. Тот законопроект, который Дуда всё же не ветировал, позволяет правительству увольнять глав окружных и местных судов. Этот закон может позволить использовать политически лояльных судей в делах, возбуждённых против оппозиционных политиков. Что, в свою очередь, не позволит тем участвовать в парламентских выборах 2019 года и президентских 2020-го.

Таким образом, речь уже идёт не просто о «нелиберальной демократии» в центре Европы, как иногда говорят о Венгрии Орбана. Впервые в истории ЕС оказывается в ситуации, когда один из его членов вообще не является демократией — в прямом смысле, поскольку граждане не могут рассчитывать на честные, конкурентные выборы. Качинский, в свою очередь, может рассчитывать на поддержку Орбана (в ответ на аналогичную поддержку со своей стороны), если ЕС попытается лишить правительство «Права и Справедливости» права голоса (такое решение требует согласия всех стран-участниц).

Если Качинский преуспеет в установлении контроля над Верховным судом, или если он найдёт иной способ фальсифицировать выборы, последствия для ЕС будут очень серьёзными и далекоидущими. Если венгерское вето не удастся обойти, возникнет ситуация, когда недемократическое государство будет участвовать в законотворчестве союза демократий в течение многих лет.

В то же время, Качинский не только пытается повлиять на парламентские выборы осени 2019 года — он также попробует застолбить для своей партии места на выборах в Европарламент следующей весной. Готовы ли государства-члены ЕС принять в состав Европарламента депутатов, избранных на нечестных выборах?

На самом деле последствия отхода Польши от демократии могут проявиться ещё раньше — на местных выборах осенью 2018 года. Местные правительства распределяют основной объем €72-миллиардной доли Польши в европейских структурных фондах. Как поступит ЕС, если Качинский решит жульничать и на этих выборах? Доверят ли они распределение структурных фондов незаконно и недемократически избранным органам?

Подобным же образом приведение польских судей низших инстанций под контроль Зебро может означать, что политически ангажированные судьи будут распоряжаться судьбой тендеров по проектам, финансируемым ЕС. А если Качинскому удастся преодолеть вето Дуды, все польские судьи окажутся у ПиС под колпаком. А что будет, если правительство всё же сменится и на основе того, что законы от ПиС прямо противоречили Конституции, откажется признавать этих судей судьями, равно как и усомнится в правомерности их решений?

Как и в случае Брекзита, польские внутренние междоусобицы показывают, насколько сильно переплелись между собой государства-члены ЕС. Если демократия и верховенство права отброшены в одном, это повлияет на всех. Увы, у ЕС, похоже, нет эффективных механизмов решения таких проблем — при том, что юридически, политически и морально Союз не может с ними смириться и сделать вид, что ничего не происходит. Чтобы обуздать Качинского, европейские юристы и политики должны консолидировать силы — пока не распалась вся структура.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениями

Яцек Ростовский