Как «Бессмертный полк» из народной акции превратился в ритуальное мероприятие

Все, к чему прикасается рука российского государства, немедленно превращается в дерьмо. Акция «Бессмертный полк» сопротивлялась четыре года: с 2011-го по 2015-й. Можно сколько угодно обсуждать разумность коллективного хождения по улицам с портретами своих погибших предков (отношение к смерти близких и к смерти вообще редко бывает рациональным), но очевидно, что инициатива томских журналистов, благодаря которой акция приобрела современный вид, была искренней.

О том, что эта акция затронула какие-то важные струны в душах людей, свидетельствует стремительный рост географии ее участников. В 2012 году — 15 городов, в 2013-м — 120, в 2014-м — уже более 500. Все это время «Бессмертный полк» был гражданской акцией, к которой государство относилось либо безразлично, либо с подозрением. В Кемерово, например, Тулеев дважды отказывал организаторам в проведении шествия. Со временем «Бессмертный полк» стал обрастать какими-то сопутствующими проектами, очень человеческими и трогательными. Такими, например, как Народная летопись «Бессмертного полка», в которой люди собирают свои истории о близких, воевавших или работавших в тылу.

«Бессмертный полк» был обречен с момента рождения. Вероятность того, что власть позволит существовать независимому народному движению, которое стало уже не только общероссийским, но и международным, была равна нулю. Перерождение народной инициативы в государственный ритуал и часть квазирелигиозного культа «Победы» произошло в 2014 году, когда по инициативе оргкомитета «Победа» (бюрократическая структура при Путине) акция «Бессмертный полк» была включена в «Общероссийскую программу празднования 70-летия Победы в 2015 году». На этом человеческая история «Бессмертного полка» закончилась и началась история государственного ритуального культа.

Человеческая составляющая «Бессмертного полка» внутри государственной скорлупы осталась, и среди тех 850 тысяч, которые, по данным МВД, прошли 9.05.2017 в Москве от метро «Динамо» до Кремля, было много тех, для кого это шествие стало личной формой сохранения памяти, способом соединить историю страны и историю своей семьи. Каков был процент таких людей в общей массе пришедших по разнарядке, мы не узнаем никогда. Но то, что их доля будет стремительно уменьшаться и в дальнейшем участие в «Бессмертном полку» искренних людей станет невозможным, показывает то, как прошла последняя акция.

Проблема даже не в том, что невозможно идти в колонне, в которой рядом с тобой депутат Поклонская несет портрет Николая Второго, депутат Никонов несет портрет Молотова, а какие-то жизнерадостные люди несут портреты Гиви, Моторолы и других бандитов с погонялами вместо имен. Проблема в том, что именно они — главные. Вся эта акция теперь — для них. И в Украине «Бессмертный полк» наполнился совершенно иным содержанием, став имперской акцией, организованной по инициативе государства-агрессора. И в странах дальнего зарубежья «Бессмертный полк» организуется теперь Россотрудничеством и местными посольствами, представляя собой такую же форму продвижения «Русского мира», как RT и Sputnik.

«Бессмертный полк» умер. Его судьба — неплохой урок для инициаторов любых гражданских инициатив. Никогда нельзя иметь ничего общего с сегодняшним российским государством. К этому предмету нельзя прикасаться, вступать с ним в какое-либо взаимодействие. Если ваше гражданское дело не удалось защитить от протянутых государственных лап, бросайте это дело, оно уже мертво и очень скоро им станет стыдно заниматься.

Присоединяйтесь также к группе Другой Взгляд на facebook и следите за обновлениями

Игорь Яковенко