Я думаю, что заявление об «определенной готовности» начать говорить о решении кризиса в Украине – это пустейший треп, который имеет двойную мотивацию.

Мотивация России понятна. Вся эта история с санкциями, хамством со стороны американцев и ответ со стороны России на это хамство – запрет работать в посольстве США 800 сотрудникам, в основном русским, кстати говоря. Истерики, которые закатывал [премьер-министр РФ Дмитрий] Медведев в своем Twitter, истерики, которые начали было закатывать русские политики, но тут же заткнулись. Тут же солидарное голосование с американцами по Корее, хотя оно не столько солидарное с американцами, сколько солидарное с китайцами. Тем не менее Россия могла воздержаться, что не было бы вето и не сорвало бы голосование, но продемонстрировало бы, что Россия идет против Америки. Никто бы не сказал, что против Китая – против Америки. Но этого не было – проголосовали солидарно. После этого [министр иностранных дел РФ Сергей] Лавров заявил: «Мы надеемся на конструктивное сотрудничество и прочее». Такая позиция России говорит о том, что запас жестких реакций у России исчерпан.

Со стороны американцев тем более все понятно: для [президента США Дональда] Трампа и его администрации дальнейшее ухудшение отношений с Россией – это высечь самих себя. Чем хуже отношения с Россией, тем тяжелее обвинения в адрес Трампа и тем больше его будут прогибать. Для Трампа очень важно хоть как-то, хоть в какой-то форме восстановить отношения с Россией, чтобы показать американцам: «Послушайте, русские – совсем не такие страшные, как их принято изображать – это первое. Во-вторых, я – Трамп, я делаю это с позиции силы, я это делаю с позиции американских интересов, но я это делаю. Вот Обама не умел, а я делаю». Это одно из его предвыборных заявлений – он его и отрабатывает. Кроме того, Тиллерсон как госсекретарь должен говорить: «Вот налаживаем, ведем конструктивный диалог и прочее».

Готова ли Россия в этой ситуации к каким-то реальным подвижкам по Украине? Я думаю, что нет. Не готова. Потому что если бы была готова, то давным-давно это сделала. Донбасс – это убыточный проект, полное политическое банкротство. Это экономическое банкротство – приходится содержать эту ораву, которая никому не нужна. Это геополитическое банкротство – Донбасс России не нужен совершенно. Если бы Путин был морально готов, он бы давным-давно от этого избавился. Зачем ему эта консервная банка на хвосте? Он этого сделать не может, боится за единственное, что его волнует в этой жизни – его имидж. Отнюдь не геополитика или какие-то безумные идеи восстановления СССР, которых у него никогда не было ни секунды, и не великая империя, о которой он абсолютно не думает. На все это ему плевать с высочайшей колокольни. Его беспокоит его имидж. А имидж настоящего пацана требует не отступать. Вот, собственно, вся проблема, никакой другой проблемы там нет. С точки зрения политики, экономики, чего угодно – выкинь ты к чертовой матери эту ЛДНР, засунь эту консервную банку за шиворот Украине, пусть украинцы разгребают все эти «сокровища», пусть они мучаются с этими сепаратистами, разбираются, проводят или не проводят зачистки. Сделай им этот «подарок», потирай руки и смотри, как они будут прыгать с этой консервной банкой. Нет, нельзя, не могу – образ мачо не позволяет.

Поэтому я не думаю, что сейчас Путин до такой степени сломался и испугался, что готов реально оступиться от ЛДНР. Я думаю, что не готов, поэтому, мне кажется, что слова Тиллерсона – это пустые слова. Ну, если Путин реально готов от этого «сокровища» избавиться, то мы это довольно скоро увидим.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениями