Это ж надо так уметь (я про действующую российскую власть), чтобы:

1. Сделать выбор Украины окончательным. И не только геополитический выбор (хотя все помнят формулу «3+1», предлагаемую Украиной в 2013 году), но и по другим вопросам. Украинский язык как единственный государственный. Движение к созданию Единой поместной православной Церкви. И т.д.

2. Объединить по базовым позициям США и Европу. Хотя 10 лет назад, в 2007 году та же мюнхенская речь Владимира Путина воспринималась Европой, не разделявшей все подходы США, как своевременная.

3. Настолько нарушить всевозможные правила (от изменения территориальных границ соседних государств – до мешательства в избирательные кампании в Европе и США), чтобы Соединынные Штаты сформулировали системный подход относительно «гибридного поведения» России. Военная агрессия РФ против Украины, в итоге, не добавила РФ возможностей для торга и влиятельности, а наоборот – привела к тому, что Запад выработал общий подход к конфликтам на постсоветском пространстве. Имею в виду замороженные конфликты в Грузии и Молдове, которые упоминаются в новом законе о санкциях, а сама Россия находится в списке угроз вместе с Ираном и Северной Кореей.

Всю геополитическую работу по самоустранению России как крупного геополитического игрока сделала сама же российская власть. Соглашусь с теми, кто считает, что время, когда с Россией договаривались, придерживались тактики «не провоцировать на более агрессивные действия» и предлагали варианты «сохранения лица», прошло. В одном из своих интервью госсекретарь США Рекс Тиллерсон сказал о том, что «эпоха стратегического терпения США закончилась». Речь шла, прежде всего, о проблеме Северной Кореи, но ведь Россия теперь в одной компании с Северной Кореей. То, что казалось невообразимым еще в 2013 году, в последующие годы начал реализовывать сам Кремль. Россия добровольно выбрала концепцию «стены». А это всегда растущее отставание, по сравнению с другими крупными субъектами геополитики, вплоть до выпадения из мировых процессов. В то время как весь мир развивается, Россия, фактически, уходит на обочину, пропуская целый раунд геополитической игры. РФ превращается в место, а не причину, с точки зрения геополитических процессов. США – это причина. Европа – это причина. Китай – это причина. Россия – это территория, мыслящая в категориях захвата части чужой территории. В 21 веке это не геополитика, а география.

Российской власти не удалось перевести захват чужой территории в геополитическую победу. Украина получила безвизовый режим, ЕС окончательно ратифицировал Соглашение об ассоциации. Не будучи членом НАТО, сотрудничество Украины со странами НАТО только возрастает (де-факто, статус союзника без членства в НАТО). В то время как санкции против России не только не сняты, но и усилены. Санкции будут сняты только после полного восстановления территориальной целостности Украины.

Более того, Кремль проиграл битву за Европу, а рассчет исключительно на фигуру Дональда Трампа себя не оправдал. Этот год, несмотря на заявления отдельных европейских политиков во время избирательных кампаний в тех или иных странах, показал, что страны ЕС постепенно преодолевают угрозу правого популизма. Имею в виду итоги выборов (не в пользу этих сил) в Нидерландах и Франции. Популярность «друзей Путина» в Европе постепенно падает. Популисты нигде не смогли добиться значительных успехов, хотя они и имеют представительства в парламентах ЕС. Понятно, что популизм на каком-то этапе отчасти стал эмоциональным ответом на ряд глобальных политических кризисов. Однако по факту ни одна популистская сила не предложила/не предлагает рациональных и здравомыслящих подходов по выходу из этих кризисов. Вместо этого, они замечены в проддержке со стороны РФ. При этом те из них, которые относят себя к «друзьям Путина», пытаются оправдывать не только российскую агрессию в Украине и соответственно активно используются РФ для создания иллюзии политической поддержки российской агрессии (заявления, визиты в Крым), но и де-факто работают на дестабилизацию уже в своих странах.

Оказалось, что стремление Путина пересмотреть территориальные границы от 1991 года, обвалить ситуацию на Западе, используя демократические институты и процедуры (выборы, скажем) в «гибридных целях» в условиях зависимости России от Запада (банковской системы, в частности), отсутствия стратегической цели и слабой экономики РФ – это авантюра. Отставание РФ от цивилизованного мира, который теперь в понимании России становится враждебным, возрастает. Следующее поколение, о чем я часто пишу, думаю, признает ошибочной сегодняшнюю политику Кремля, и возьмет курс на стремительное реформаторство. Но на это потребуются годы. Украина же имеет шанс за это время стать образцом трансформаций на постсоветском пространстве и процессов, которые РФ еще только предстоит пережить. Я не о Майдане (у России своя история и свои вызовы, как у многонациональной и многоконфессиональной страны), а об опыте переосмысления. Какой выйдет РФ из разворота «на взлом ситуации везде, где только можно» – вопрос. Не столько в географическом смысле (не разделяю позицию тех, что считает, что Россия вот-вот развалится), сколько в социальном и политическом смыслах. И этот вопрос после выборов 2018 года не способна будет остановить никакая пропаганда.

УП.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениями

Олеся Яхно