Сегодня уже ясно, что арестовано (во время протестов 12 июня) около 2000 человек. Это уже настоящие большие протесты, в отличие от того, что было. Люди хорошо понимают, что их могут арестовать, но, тем не менее, вышли. И такое впечатление, что будут выходить. В этих условиях проводить какие-либо выборы технически невозможно.

Власти необходимо учитывать этот фактор и каким-то образом адаптироваться, но адаптироваться к этому невозможно. Понятно, что причина протеста — в ухудшении политического и материального положения людей и полном бездействии власти. Причем возникло несколько вызывающих тем. Одна из них – коррупция, тот же фильм про Медведева (фильм-расследование Алексея Навального «Он вам не Димон» о коррупции премьера РФ, — «Апостроф»). До сих пор власть пыталась не реагировать. Понятно, что теперь вынужденная реакция будет. Как известно из политической практики, реакция и уступки очень сильно провоцируют протестную активность. Это значит, что уступками сбить протестную активность невозможно.

Перехватить инициативу у протестующих и начать борьбу с коррупцией или заняться вопросами экономики власть не может. Это связано с тем, что структура власти и управления так устроена, что коррупция является одним из элементов вертикали власти — отказаться от нее невозможно. Это нужно как-то объяснять, но объяснить это искренним путем невозможно, потому что должны последовать выводы – нужно что-то корректировать. Структура существующей вертикали власти такая трухлявая: если ее начать чуть-чуть подправлять, то она может рассыпаться.

Существенное ухудшение ситуации – потеря региональной лояльности, что очень опасно для власти. Власть очень напугана. Это видно по реакции и попыткам запугать протестующих. Это видно по мешкам и противотанковым шипам. Это видно по реакции национальной гвардии и полиции. Задержанных много, слишком много. Это такая степень испуга, которая демонстрирует, на самом деле, не силу власти, а ее слабость, неспособность к диалогу с обществом. То, что власть оторвана от общества, было понятно всегда, но то, что она перешла к прямому противостоянию, — это совершенно новый элемент, новое качество. Его не было во время протестной активности 2010-2012 годов.

Нет никаких сомнений в том, что эти события будут объяснять вмешательством внешних сил. Объяснить протесты проблемами, которые возникли в стране, они не могут. Не думаю, что Путин будет это артикулировать: только что на Петербургском международном экономическом форуме было сказано, что все идеально. Уже где-то было произнесено, что протесты — результат внешнего воздействия.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениям

Константин Боровой