Обсуждение российской агрессии в Украине на саммите G20 в Гамбурге анонсировалось заранее. Об этом заявляли в Белом доме, в Елисейском дворце, в ведомстве Федерального канцлера Германии и Кремле. Спустя длительное время российско-украинская война была, наконец, вынесена на самый высокий мировой уровень обсуждения.

А результат – ожидаемо близок к нулю. Кроме формальных заявлений о необходимости дальше договариваться в «нормандском формате» и по линии Владислав Сурков — Курт Уолкер (свеженазначенный чиновник США по конфликту в Украине).

Западные лидеры о результатах переговоров практически промолчали, ограничившись дипломатическими обтекаемыми фразами. Путин же своим эмоциональным спичем дал понять: никаких предпосылок к урегулированию в Украине не достигнуто. Его слова, говорят только об одном – безуспешные попытки разрушить украинское государство будут продолжены. Для прикрытия своих преступлений из каждого путинского матюгальника будут говорить о «братстве», «общей истории» и «единстве». Цель одна – ослабить изнутри и захватить, а если не получиться, просто уничтожить. Как это выглядит – уже три года демонстрируется в витрине «русского мира» на оккупированной части Донбасса.

Отвечая на вопрос об урегулировании конфликта в Луганской и Донецкой областях, Путин объявил, что «интересы России и Украины, интересы российского и украинского народов» совпадают, в отличие от интересов руководства Украины. Однако, как бы не нравилось ему руководство Украины, оно берётся не из космоса из даже не из Госдепа. Президента, парламент, местные органы власти избираются украинцами. Путин этим-то и недоволен: он хочет назначать своих гауляйтеров, как в оккупированных Крыму и Донбассе. Схема примитивна: в телевизоре – местные коллаборанты, реальные полномочия – у московских гастролеров.

Судя по спичу в Гамбурге, завлекать, как и прежде, будут «советскими временами» и радостями «объеденных экономик». Мало того, что за 25 лет независимости в Украине выросло новое поколение, которое тошнит от таких предложений, так еще эти самые «заманчивые предложения» — не более, чем вранье. У Украины и РФ давно нет кооперации, причем россияне начали отказываться от сотрудничества задолго до войны. За первые двадцать постсовковых лет не было реализовано масштабных проектов ни в авиации, ни судостроении, ни космосе. Нигде. Давно нет единой инфраструктуры, еденной энергетической системы и транспорта. Достаточно упоминать построенные и запланированные к реализации газопроводы в обход Украины. Эти проекты проталкиваются с упорством маньяка.

Путин жалуется, что Украина торгует «русофобией и политикой разделения России и Украины». Странный пассаж. Президент России единолично принял решение о захвате Крыма, помолился за Новороссию и развязал войну на Донбассе. В России много говорят о духовных скрепах – однако их роль в двухсторонних отношениях играет российский оккупант. Чаще всего — «неизвестный солдат», а когда его вытянут на свет – у него появляется конкретная фамилия и место жительство. Например, спецназовец Виктор Агеев из Алтайского края. Такие, как он приехали к нам бороться с «разделением» России и Украины, посредством убийства украинцев и попытки уничтожить нашу страну.

Власть в Украине – не от Бога, и президент избирается не на десятилетия, как в РФ. И дивны надежды Кремля, что украинцы в условиях войны будут голосовать за «пророссийских деятелей».

Однако мутации в восприятии происходящего видна, тем не менее, и в Кремле. Если раньше Путин говорил об «одном народе», позже – «о родственных народах», то сейчас используется формулировка – «интересы российского и украинского народов». Осталось отвоевать право называться «соседними народами». Это будет означать, что Москва окончательно уяснила: Украина – это отдельная страна, у которой свои собственные интересы.