Должен сказать, шо наша влада не использует все возможности для медийной раскрутки своих досягнень, которые иногда таки у нее встречаются, хоть и нечасто — как белые грибы. Ну вот шо это было — доставка вертолетами коррупционеров в Киев? Кто видел эти вертолеты? Это же все равно что стриптиз без зрителей. Надо было делать не так.

Коррупционеры свозятся наземным транспортом, например, на «Чайку», рассаживаются по вертолетам, и в полдень, на максимально низкой высоте, один за одним с грохотом проходят над Киевом. Играет мрачная музыка — только не «Полет валькирий», это из другой оперы. И не «Танец рыцарей» Прокофьева. А что-то наше, хунтянское, типа марша штурмовиков из «Звездных войн», или «Майн херц бреннт» Rammstein.

Перекрывая Mein Herz Brennt разрывом звукового барьера над конвоем проносится звено МиГ-29 Сороковой бригады тактической авиации из Василькова и резко уходит вверх, раскрываясь трезубцем.

Обалдевшие киевляне выходят на улицы, и смотрят на это чудасие, отвесив челюсти до асфальта. Потом лихорадочно начинают гуглить смартфонами «шо случилось». Власть загадочно молчит. Интернет ломится от слухов и предположений.

А потом уже засаживать ньюс в массы по самые помидоры. От тогда бы все зауважали, и не стали бы, сплевывая говорить: «подумаешь, наловили карубцыю, все равно под залог отпустят». Ну отпустят. Зато хоть остальных напугают.

Конечно, надо по смете смотреть. Горючку, допустим, можно включить в счет «пассажирам». А вот на декоративный эшафот или шибеницу на Майдане, боюсь, придется брать деньги из городского бюджета. Но все равно, это будет дешевле Евровидения, и намного зрелищнее и полезнее в воспитательном смысле.

Понятно, что в этом деле требуется творческий подход, а не косная казенщина «на отъебись». Ну вот шо это за шоу получилось? Что мы из него уяснили? Что ГПУ круче, чем ОГПУ, а «Набу» — это такая планета-болото, где живет Джа-Джа Бинкс? Типа мы этого раньше не знали, как и того, что «все равно отпустят». Раз уж собрались делать шоу на всю страну, так шож вы на копейки для оформления жмотитесь?

Ладно, допустим это для вас сложно — «красиво привезти на вертолетах коррупционеров», тут надо специалистов привлекать, а это вам не лавочки к выборам красить. Но вы же даже красиво отпустить их не смогли. Не умеете — учитесь. «Игра Престолов», пятый сезон, последний эпизод, сцена «Покаяние Серсеи». Испорченные продукты питания и массовку обеспечили бы волонтеры и активисты. Это голая Лена Хиди (да и то с дублершей) обошлась каналу НВО в двести тысяч долларов, а эти двадцать три веселых налоговых гуся стоили бы гроши с учетом залога, на шо там смотреть, прости-господи

Дорогие борцы с коррупцией! В бюджете полнометражного фильма доля промо и рекламы может составлять от 2/3 до 3/4 всего бюджета. А в случае с телесериалом (это, как раз, ваш случай) — до 90%. Естественно, я не беру хорошие, дорогие костюмные сериалы, типа «Игры Престолов». Обыкновенное мыло, где друзья ищут секс в большом городе не покидая одного павильона — ходят там из фанерной комнаты в фанерную комнату, шесть персонажей на тысячу серий, уныло типа шутят и переспали друг с другом уже по сотне раз. Это же ваш формат! Как можно было так облажаться?

И тратиться на рекламу и промо сериал должен до пилотной серии, а не после. Зрителей надо манить в туманы лимана до премьеры, а не объяснять потом — почему это унылое-размазанное-по-экрану должно было понравиться. Так только Михалков поступает, потому что ему сограждан не жалко, все равно они российское быдло. Но вы-то!

Друзья и коллеги антикоррупционеры! Рецепт хорошего настроения народа знали еще в Древнем Риме — это «хлеба и зрелищ». Я понимаю, что время у нас непростое, на то и другое сразу денег нет, так что или «хлеб», или «зрелища». Но устраивать голодным и скучным квиритам «зрелище хлеба» — это, бигме, перебор. До такого даже Михалков бы не додумался.

***
Кафедра сознательно избегает обсуждения проблемы коррупции, потому что неуверенно себя чувствует, особенно на конкретных примерах. Поэтому мы ограничиваемся отвлеченными рассуждениями о «европейской» и «азиатской» моделях коррупции, и иногда берем заказняки на шельмование ЖРЭО.

Моя позиция по вопросу это вынужденный вариант внутренней результат сделки ума и сердца. Главное, как по мне — пресечь канал истечения денег в вакуум как можно быстрее, а с тем, кто дырку проковырял можно и позже разобраться. Так что, если заложенный в ломбард судом коррупционер сбежал из-под залога в чемодане через Жуляны в Румынию, то и хер с ним, хотя, конечно обидно. Но для меня важнее оторвать пиявку, чем потом придумывать ей особо изощренную казнь.

Тем более, что деньги, в отличие от людей, не теряются бесследно — их теоретически можно отследить, найти и вернуть обратно, иногда даже в банке «На Огороде». Не знаете как — посоветуйтесь с балтами, они умеют.

Дидактическая, поучительная сторона расправы не так велика, как кажется обывателям. Только не надо приводить в пример Китай, ОК? Десятилетия расстрелов привели, по формуле Гекко-старшего (это не ученый-экономист, а персонаж Джорджа Клуни в фильме «От заката до рассвета»), к исчезновению мелкой коррупции и практически не сказались на крупной. И палятся только те жадные богатые китайцы, которые не понимают, что треть от хабара должна уйти на обеспечение безопасности остальных двух третей — именно столько стоит билет в мексиканский Эль-Рей у Тарантино.

Понятно, что на треть от взятки гаишника в Эль-Рей не добраться, поэтому китайские гаишники плюнули и решили не рисковать. Но в высшей лиге коррупции при слове «миллион» у многих китайских чиновников глаза на секундочку становятся круглыми, почти как у нас, и некоторые могут дрогнуть и цапнуть. При этом надо четко понимать, что после этого придется или съебываться по правилу Гекко сразу, оставив 666 000 долларов себе наличкой, или на следующий раз увеличить сумму страховки до половины (прогрессирующая формула Гекко). Третья взятка — это как третьим прикуривать от одной спички на англо-бурской войне.

Таким образом китайское правительство приучает своих коррупционеров сильно не борзеть, и производит огнестрельную селекцию, сразу отделяя неуклюжих любителей, потерявшихся от грандиозных возможностей на должности, от реальных талантов, для которых коррупция уже искусство, а не заработок. Хотя искусство рано или поздно потребует жертв, поэтому свалить вовремя для китайского коррупционера — это так же важно, как завершить кинокарьеру «Оскаром».

Остальные чиновные бездари боязливо жалуются, что «бог не дал таланта воровать» — это для нас, христиан кажется оксюмороном, а для буддистов-похуистов норм.

Так что китайское взяточничество и воровство рафинируется в сторону мастерства, и чиновник сразу говорит: извините, уважаемый, но меньше пяти лям я за такую тонкую работу не беру, Нет денег — давайте по закону.

Это, в определенном смысле, прогресс для Поднебесной, и я вполне понимаю посла Китая в РФ: когда его ехидно спрашивали — ну, что, помогли вам ваши расстрелы? — он с достоинством отвечал: я помню времена, когда очередь к уездному начальству хрюкала и кудахтала.

Но, тем не менее, коррупцию ходи у себя не извели, а по-конфуциански перераспределили: старшим — все, младшим — поджопник.

***
Наше домашнее селюковое «хабарныцтво» и «карубцыя» отличаются от изящного китайского «синь-хуэй» как чобот от вьетнамка.

Наши бездари в лучшем случае работают по методу Лазаренко «нацарював три рублі та й втік», а в худшем — охуевают в атаке до тех пор, пока за ними не прилетают гестаповцы на Чорном Вертолете Потому что строится все не на индивидуальном мастерстве, а на метасети поруки, одолжений и знакомств.

Что лишает наших коррупционеров страха Божого не то шо перед расстрелом — даже перед Страшным Судом.

Чтобы это понять, надо подняться над дискурсом коррупции и взглянуть на наш истеблишмент по методу Холмса, с помощью канцелярских кнопок и цветных ниток (метод описан в лекции «Песня Лорелей или Украинская вышибанка»). И речь идет не о круговой поруке подельников, а о невероятном смешении интересов в рамках одной, довольно небольшой и устоявшейся популяции владныкив, попав в которую, посторонний нормальный человек, типа Гаврилюка, три года не может выучить по имени-отчеству даже депутатов из своей фракции.

С другой стороны, эти люди, сосуществующие друг с другом по принципу «жил-дружил-свинью подложил» сами не всегда понимают — с кем и против кого сегодня дружат. Иногда даже в блокнотики шифрами записывают, чтобы не ошибиться. Типа — «Что такое сердечко рядом с черепом и костями — любовь до гроба?» — «Нет, это значит что завтра мы голосуем против законопроекта «Батькивщины». Забери у них планшеты — и всем фракциям хана за один день. Это все равно что дельфинам радиолокаторы заглушить, дельфины начнут выбрасываться на берег, а депутаты в окна.

Так что это не постановка в стиле «Звездных войн» или «Золотого теленка», если два депутата кидаются в Раде друг другу на шею с воплями: «Сынок!» — «Папа!» — «А я тебя по фотографии узнал…» — «А мне про тебя мама рассказывала…». «Мама… э-э-э… дай я угадаю. На что фамилия заканчивается?» — «На «-ская», папа» — «Вот попадалово… Германовна или Юрьевна?» — « Да вон же она, папа, за пультом для голосования сидит! Идем, я тебя с ней познакомлю!»

Это горькая правда жизни, которая вот так причудливо разбросала судьбы, и никакого родственного протекционизма, и уж, упаси боже, кумовства и непотизма.

По итогам этого элитного инцухта внутри замкнутой популяции владык образуется и циркулирует масса информационного материала, который может быть использован как компромат — и не обязательно по факту конкретного коррупционного преступления. Достаточно предвыборной электоральной бомбы в стиле гнусной потенциальной тещи, старающейся отогнать невесту: «А это он у меня, Танюша, еще маленький, голенький, смотри какая пиписька смешная… — Мама, ну прекратите же!» Мелкое западло в нужное время, в размере двух процентов избирателей, считается крупным западлом.

Два чиновника перекидываются запретами и разрешениями, как теннисным мячом, при каждой подаче стоимость входа в игру для лоха увеличивается — причем все абсолютно законно. Потом враждующие стороны дерибанят выручку напополам под печень с бобами и рюмкой кьянти. Олигарх устраивает одной рукой атаку на какую-нибудь общественно-архитектурную ценность, другой рукой защищая ее от себя же. По периметру событий толкаются оживленные журналисты и ленивые менты. В результате этого публичного партеногенеза вылупляется молодой-перспективный политик, отстоявший ценность от олигарха. Олигарх гарантирует честность политика — он еще в детстве его на ноге качал. И так далее, пока у меня буквы на клавиатуре не кончатся.

Кафедра специально не занимается сборами и публикацией инсайдов (только в случаях личной неприязни, что простительно всем людям). Но даже просто гуляя по мокрому снегу к подошвам налипают такие «платформы», что их ломом отбивать надо. Представьте себе, что хранится у людей, которые подобное собирают тщательно, старательно, сортируют по папочкам, катают по мокрому снегу снежок, пока он не превратится в гигантский ком, и хранят «на черный день». От одной мысли об этом меня начинает тошнить. Не фигурально, а в прямом смысле, как в самолете при крутой посадке.

И дергаться там по вопросам коррупции — это все равно что танцевать еврейский свадебный танец с бутылкой нитроглицерина на голове. Правильные люди всегда называют собственную коррупцию «интересом», и интересуются «чего ты лезешь в мои интересы?» Оно звучит, согласитесь, гораздо красивее, чем «что ты имеешь против моего воровства». Тем более, что интересы могут совпадать или вообще не пересекаться. В отличие от закона и коррупции, которые всегда «или-или».

***
Извините, шо улучшил вам и без того хорошее настроение. Но — шо маемо.

В отличие от виртуозного соло на флейте китайских взяточников, где за фальшь — смерть, мы имеем могучий хор айнуров-коррупционеров, а наказание в нем — изгнание из небесного хора на землю. Причем, на две минуты, как в хоккее.

И когда происходят подобные события — массовый отлов коррупционеров сачками и вертолетами, это значит что хор айнуров начал давать диссонанс. То ли кто-то окончательно списан в утиль, то ли появилась новая фигура, то ли еще по какому-то признаку певуны поделились на тупоконечников и остроконечников, а мо’й хтось не отложил треть хабара на билет в Эль-Рей или «пересек сторонний интерес» — нам от того не легче.

Однако, надо понимать, что зашквареные таким образом коррупционеры выбывают из хора окончательно, а значит в чертовом плетении цветных ниток круговой поруки и шантажа появляются прорехи. И я не знаю — трясется ли земля от пересдачи карт в кабинетах, или это толчки перед взрывом вулкана, но чем чаще такие содрогания будут происходить, тем сильнее будет рваться паутина, в которой мы барахтаемся. Тем меньше будет кентования среди зацных и моцных, и начнется среди них эпоха взаимной подозрительности и стукачества. Которые, даст Бог, поработают для депутатов и чиновников протезом гражданской ответственности, раз уж своей, врожденной, у них нет.

Поэтому я, для прогноза, следил бы за частотой, а не за амплитудой таких «гоп-стопов» по отношению к коррупционерам. Не сколько денег с них стянули, и на сколько посадили, а как часто и масштабно это происходит. Нет у нас коррупционной могучей дыры в борту, как при Януковиче. У нас весь борт — мелкое сито. Ответов у ноуки по такому случаю нет, только предчувствия.

И это все, что я могу вкратце уместить на четырех листочках А4 десятым кеглем на бесконечную тему.

А деньги на шибеницу для этого «хора на веревке» или на плаху КГГА выделит. Сегодня Кличко на открытие цветного фонтана на Березняках был (утрись, Русановка), сказал — пишите, если чо надо. Хотел с ним селфи сделать — хрен ты в кадр поместишься. Здоровый, мамонт. Поэтому, наверное, он все время с детьми фотографируется.

***

Напоследок, для кацапов, которые, невзирая на теги, обязательно приползут сюда злорадствовать и кричать «поменяли одних олигархов на других!», «Украина — рассадник коррупции», «За что скакали, за вальцмана?»

По-китайски взятка, Huìlù, звучит примерно как «хуй-лу».

Поэтому на вопрос «Хуйлу занес?» кацап всегда и бодро должен отвечать — «Да!» Или это не настоящий живой кацап, а программный бот.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениями

Look Gorky