Я полагаю, что вообще эта прямая линия к Путину с подведомственным населением – эта совершенно особый жанр, в котором все вопросы делятся на четыре части. Первая часть – это самые важные вопросы, которые связаны, например, с последними протестами, в которых приняли участие десятки тысяч молодежи по всем городам страны. Это вопросы, связанные с агрессией против Украины. Это вопросы, связанные с убийством десятков тысяч людей – мирных граждан Сирии. Это вопросы, например, о достаточно доказательных материалах, которые опубликовал Навальный по поводу коррупции главы правительства Медведева.

На эти все вопросы не только не было ответов, они не были заданы. Эти самые важные вопросы, они не звучали ни в каком качестве.

Что же касается того, что там было. Были вопросы по поводу чудес, которые творил Путин. Какая-то угольная пыль – Путин думал, она исчезла. Мальчик родился в связи с тем, что Путин появился в эфире – такое «чудо» там еще было. Еще какие-то «чудеса». Эти чудеса связаны с тем, что Путин – то ли дед Мороз, то ли Николай Чудотворец, то ли что-то в этом роде.

Отдельные вопросы были связаны с ответами врагу. В частности огромное количество времени Путин уделил Президенту Украины Порошенко по поводу его цитирования Лермонтова. Там Путин наговорил массу глупостей. Это можно отдельно обсуждать.

Что же касается оппозиции, то да, действительно публичное пространство зачищено. Путин за 17 лет своего пребывания у власти старался сделать все, чтобы в России не было оппозиции как института. И поэтому людям ничего не остается делать, как выходить на улицы. И поскольку заткнуты все легальные способы в рамках нынешнего путинского законодательства каким-то образом выражать иное мнение, то это все происходит стихийно, так как это происходило 12 июня.

Путин совершенно не знает, что с этим делать, Путин не понимает, каким образом он может реагировать на это, поэтому он просто молчит по этому поводу, закрывая глаза, как ребенок, который прячется от небрежности, просто пытаясь сделать вид, что ее нет. Такова реакция естественно и путинского окружения.

Фамилия Навальный вообще не произносится в публичном пространстве. Стараются делать вид, что нет такого человека, хотя в общем-то человек выводит на улицы десятки тысяч людей.

Я считаю, что Навальный – это очень серьезная фигура. Безусловно, это сейчас очень серьезный фактор внутренней политики России, но я в целом оцениваю его как достаточно негативное явление.

Вот эта ситуация должна, с моей точки зрения, описываться в двух плоскостях. Навальный вне всякого сомнения единственный, кто сейчас расшатывает путинский режим, расшатывает ситуацию, и это очень хорошо. Кроме него этого не делает никто. Поэтому в этом, насколько мои скромные силы позволяют, я готов его поддерживать и всячески приветствовать.

Но что касается содержательной стороны дела, то я считаю, что Навальный – это плохое начало в российской политике с силу целого ряда обстоятельств, в силу его имперскости, отсутствия сколько-нибудь внятной позитивной программы, национализма и так сказать волюнтаристских, прямо сказать, диктаторских замашек как политика. Это плохо, но вот что есть. Ничего другого, заметного в российской политике не появилось. Почему? Ответ на этот вопрос россияне должны искать в зеркале.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениям

Игорь Яковенко