30 лет назад один парень совершил подвиг –​ без конференций и многомиллионных проектов по противодействию «гибридной войне». Он просто взял самолет и сел на Красной площади, и все совковое вранье разом рухнуло – и про «нерушимость границ», и про «великий Советский Союз». Несколько минут – и карточного домика лжи и пропаганды не стало.

Представьте себе тот день – это был праздник, День пограничника, когда все пограничное начальство КГБ СССР уже предвкушало шорох новых погон на плечах, здравицы в честь защитников «нерушимых границ», кто-то уже принял пару рюмок коньяка, кто-то терпел до вечернего банкета. В 19:10 вечера 28 мая 1987 года из маленького самолета «Cessna 172 Skyhawk» с бортовым номером D-ECJB вышел молодой человек несоветской наружности. Он только что приземлил свой самолет на Большом Замоскворецком мосту, а потом доехал по инерции до храма Василия Блаженного на окраине Красной площади. Молодой пилот в очках вышел, помахал рукой удивленным прохожим, стал пожимать им руки и раздавать автографы.

Самое интересное случилось потом, когда товарищи из советского правительства и из КГБ, в первую очередь, стали придумывать свои версии о том, как маленький самолет проник через «нерушимую» границу, а потом еще и летел около 1000 километров, чтобы разрушить все советские мифы. Самолет Руста вылетел из Хельсинки в 13:21 по московскому времени. Руст выключил все средства связи, резко сменил курс и эшелон, на высоте около 200 метров пролетел вдоль береговой линии Балтийского моря и через полчаса полета исчез с экранов радиолокационных финских станций. На самом деле самолет пролетел на небольшой высоте под оживленной воздушной трассой, пересек советскую границу возле города Кохтла-Ярве и взял курс на Москву. Он летел по магнитному компасу по заранее намеченным объектам – Чудскому озеру, озеру Ильмень, озеру Селигер, железнодорожному пути Ржев-Москва. Советские средства ПВО обнаружили его в 14:10: как официально сообщалось, три зенитных ракетных дивизиона были приведены в боевую готовность, наблюдая «цель 8255», но команды на уничтожение не получали. В воздух поднимались дежурные звенья МиГ-21 и МиГ-23 с аэродромов Тапа, Андреаполь, Хотилово и Бежецк.

В 14:29 советские летчики его даже видели, сообщив, что в разрыве облаков наблюдают «спортивный самолет типа Як-12 белого цвета с темной полосой вдоль фюзеляжа». Но ничего не предпринимали, как будто что-то выжидали. Новый министр обороны СССР маршал Дмитрий Язов потом защищал своего предшественника маршала Сергея Соколова, что, мол, после инцидента с корейским самолетом, было решено не сбивать гражданские самолеты. Однако «Cessna 172 Skyhawk» совсем не является пассажирским самолетом, хотя и может перевозить до 3 человек, кроме одного пилота, но «полезный груз» может составлять более 400 килограммов. О потенциальном грузе КГБ вообще пытался не говорить – как будто опасаясь даже подумать, как маленький самолет спокойно подлетает к Кремлю и сбрасывает этот «груз» на головы руководителей страны. День был рабочий – четверг, и причин для тревог должно было быть больше.

Сама же советская пропаганда была непреклонной – Руст был «провокатором, исполнявшим волю западных спецслужб». Об этом говорили практически все руководители министерства обороны СССР и КГБ, а ведущие пропагандисты потом стали использовать этот инцидент для внутренней политической борьбы. К примеру, Андрей Караулов, автор программы «Момент истины» заявил, что «полет был подготовлен по прямому указанию Генерального секретаря ЦК КПСС». Для чего? Конечно, чтобы избавиться от военачальников, которые, якобы, «беспокоили Запад» своими многочисленными «подвигами». В России есть давняя традиция сваливать свою безграмотность и непрофессионализм на мифических врагов.

Самого Руста судили, обвинив в хулиганстве (!?) – по мнению суда, он «угрожал жизни находившихся на площади людей». Пилота приговорили к четырем годам лишения свободы, но через год он был освобожден после того, как Председатель Президиума Верховного Совета СССР Андрей Громыко подписал указ об амнистии. Руст провел в предварительном заключении и тюрьме в общей сложности 432 дня. В Германии его лишили прав на полеты, далее его жизнь мало чем отличалась от жизни обычного человека, если не считать присущие ему экстравагантность и эпатаж. Самолет выкупил японский бизнесмен, сейчас он находится в Немецком техническом музее.

Об этой истории старались не вспоминать: 30 мая были освобождены от должности министр обороны Сергей Соколов и командующий ПВО Александр Колдунов, место них Горбачев назначил людей, поддерживавших его политический курс уступок западным странам, однако новый министр обороны Дмитрий Язов через четыре года стал активным участником выступления ГКЧП. Было привлечено к ответственности 34 офицера и генерала, командующий Московским округом ПВО генерал-полковник Владимир Царьков, назначенный на должность за несколько дней до события, получил выговор. Советские пропагандисты, а потом и российские, до сих пор пишут о том, что на самом деле этой истории «быть не могло», они так и не хотят поверить в то, что в те годы в СССР было все готово для развала. В том же 1987 году США передали афганским моджахедам современное оружие против советской авиации, которое стало причиной бегства из Афганистана «великой и непобедимой».

На самом деле в небе над СССР по крайней мере с 1950-х годов было несколько десятков инцидентов, когда советские ПВО сбивали военные иностранные самолеты, по большей части американские. Но тогда шла «холодная война», был «железный занавес» и особых извинений или выяснений отношений не было. В 1979 году Советский Союз влез в еще одну авантюру, разрушая остатки армии в Афганистане, забывая о том, что советскую часть Второй мировой войны выиграли исключительно за счет огромной продовольственной и военной помощи.

Можно было понять и пропагандистов, упорно настаивающих на том, что история с Рустом – это или провокация западных спецслужб, или пассивность Горбачева, который хотел избавиться от политических оппонентов в погонах. Хотя само определение «политики в погонах» нелепо, но в СССР, как и сейчас в России, военные – важная часть политической элиты. Через семь лет тех же генералов ждало еще одно испытание – война в Чечне, когда в декабре 1994 года генерал армии Павел Грачев, тогда министр обороны России, заявлял, что способен «взять Грозный за два часа силами одного парашютно-десантного полка». За два года до этого Грачев лично распорядился передать генералу Дудаеву, президенту Чеченской Республики Ичкерия, половину находившегося в воинских частях на территории Чечни оружия и боеприпасов. В последствии Грачева критиковали «за политику, проводимую в корыстных интересах высшего генералитета».

Перед подписанием Хасавюртовских соглашений в августе 1996 года Павла Грачева отправили в отставку, хотя во время путча в октябре 1993 года он был одним из немногих высших офицеров, которые открыто встали на сторону Бориса Ельцина. Кризис в российской армии нарастал, перейдя из советского аморфного состояния вечно «непобедимой» в российское состояние «никому не нужной». 19-летний мальчишка Матиас Руст влепил звонкую пощечину престарелым гамадрилам советской армии, любившим красоваться в мундирах, увешанных многочисленными медалями и орденами, жившим по инерции под лозунги, придуманные еще Троцким и Буденным. С каждым военным конфликтом эта мифическая «мощь» разрушалась, как старое здание, с него сыпалась штукатурка, падали трубы и слетала крыша.

Сейчас 48-летний Матиас Руст – вполне себе жизнерадостный немец, прекрасно выглядящий, имеющий в своей биографии невероятный по значению и доблести факт – он стал разрушителем многочисленных мифов о советской армии. Потом остатки армии только добивали: в Чечне – генерал Дудаев, в Грузии – грузинские зенитчики, сбившие за пять (!) дней августа 2008 года 12 российских самолетов и разметавшие штабную колонну 58-й российской армии, украинские добровольцы, остановившие российского агрессора на востоке Украины. Сирийская оппозиция добивает это «величие» последние несколько лет. В Москве по-прежнему пыжатся, надувают щеки, штампуют новые медали, раздают старые ордена и страдают о прежних мифах.

Если когда-нибудь появится инициатива об увековечивании разрушителя советской мифологии, то один обелиск должен быть посвящен Матиасу Русту, как и простым чеченским бойцам, грузинскому спецназу и сирийским бойцам сопротивления. Украина строит этот памятник каждый день, приближая конец мифа к реальному и логическому концу. Тридцать лет назад немецкий парень лишь обозначил время похорон, остальные наблюдатели уже прихорашиваются, чтобы отпраздновать пышные похороны, на которых авианосец «Адмирал Кузнецов» будет катафалком. Праздничный салют ожидается грандиозным.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениями

Олег Панфилов