Ровно месяц ушёл на то, чтобы последняя деталь пазла российских потерь в районе Дэйр-эз-Зора легла в свои пазы и нам предстала полная картина бойни от, якобы, 21 сентября. Но, обо всё по порядку.

Как известно, намедни стало известно о том, что в Казани был успешно (в тайне) зарыт подполковник Хамидуллин Рафаэль Хамидуллович. Согласно имеющейся информации, гражданин РФ отбыл в мир иной, находясь в командировке в Сирии. Экспресс-отправку обеспечили мины, аки камни с неба, рухнувшие на боронителя русского мира 21 сентября. И вот интересная же хронология выходит…

Берет она своё начало с похорон в Братске интернационалиста Владимира Тарасюка, который погиб 16 сентября в районе Дэйр-эз-Зора. Закопан он был 20 сентября и тогда же, в интервью «Братской студии телевидения» младшая медсестра Ольга Долматова сообщила, что вместе с «Володенькой» погибли так же два полковника и генерал.

«БСТ» это интервью удалило, но со временем слова медсестры стали подтверждаться и первой деталью в пазле стал генерал-лейтенант Валерий Асапов, погибший в том же временном промежутке и так же — под миномётным обстрелом. Однако, МО РФ не сообщало о гибели вместе с Асаповым ещё двух офицеров, а также рядового, ограничившись лишь информацией о погибшем переводчике.

Но, ждать правдивой информации от МО РФ – это себя же не уважать, тем более что всё тайное, так или иначе, но становится явным и вот, в начале октября мы уже узнаем о гибели в Сирии командира 61-й отдельной Киркенесской бригады морской пехоты Северного флота полковника Валерия Федянина.

Тогда же, когда я писал об этой смерти, то завершал статью фразой: «А теперь главное – когда же мы узнаем имя погибшего с Асаповым переводчика, а так же, самое интересное, как там здоровьечко у второго полковника?». Как показало время, здоровьечко у второго полковника совсем плохое.

Таким образом, Хамидуллин Рафаэль закрывает собой пазл, не дававший покоя с середины сентября. Что же до переводчика, то не исключено, что таковым был назван Тарасюк, дабы срыть очередную потерю в составе «интернационалистов». Но, уверен, он равно как не первый, так и тем более – не последний.

Александр Коваленко