Москва заложила в Минские соглашения особый статус Донбасса идентичный тому, который она долго требовала для Приднестровья: места в парламентах Молдовы и Украины и право вето для депутатов от этих регионов на решения по внешней политике. Такая себе диктатура донецких и приднестровских по образцу права «либертум вето» в сейме Речи Посполитой XVII-XVIII в., сохранения которого требовала Екатерина II. Уже тогда Россия «не вмешивалась» во внутренние дела соседних стран.

В декабре 2016 г. для Москвы все сложилось, как ей казалось, идеально – президентом Молдовы стал ее человек Игорь Додон и кремлевский план по «особому возвращению» Приднестровья в Молдову вышел на финишную прямую. Но тут начала происходить странные вещи – «держатель» Приднестровья Вадим Красносельский со всей своею президентской ратью стал отказываться от возврата по особому статусу в Молдову. Первый раз он отказал Додону, приехавшему в Тирасполь в феврале, второй раз – в конце июня. Вот такая зараза эта «девушка» из Приднестровья – отказала «царю Додону» второй раз. Притом, что «царь Додон» старается изо всех сил.

«Девушка» через приднестровского «депутата» Андрея Сафронова прямо заявила «царю», что ее настоящая фамилия не Приднестровская Молдавская Республика, а что-то типа Приднестровская Советская или Российская Республика, – со вторым словом в своей длинной «фамилии» она еще не определилась. Но точно определилась: в «развращенную» Евросоюзом Молдову она не хочет, притом, что искренне уважает потенцию и бурный московский потенциал лично «царя Додона».

Но не судьба. Почему, – пояснил Сафронов «Запад, в частности Румыния, рассчитывает включить Приднестровье в политическое поле Республики Молдова. В этом случае в Молдове может быть организован свой майдан и создан режим, который приведет бывшую советскую Молдавию в полном составе в ЕС и Румынию. Но приоритеты Приднестровья остаются прежними: сохранение государственной независимости и максимальная интеграция с РФ и Евразийским экономическим союзом».

Такая вот печаль. Теперь уже Бухарест и Кишинев, а не только Париж с Лондоном стали рассадниками тлетворного влияния загнивающего Запада, от которого «девушка» намерена защищать свою идеологическую чистоту и непорочность колючей проволокой и танками. Причем, с обеих сторон – молдавской и украинской, вдоль всей своей длинной и тонкой «талии».

Такова лирика сложных взаимоотношений царя и девушки. Но кроме лирики в них есть и суровая проза жизни.

Пункт 1 прозы. Если «девушка» отдается «царю», то русские чудо-богатыри собирают вещи и убывают из Приднестровья на историческую родину по законам политического и любовного жанра. Но это не устраивает ни хозяина чудо-богатырей, ни «девушку», так как она к сожительству с ними за четверть века привыкла. «Царь Додон» тоже не против, чтобы чудо-богатыри остались в «спальне», но злые демократы и либералы из парламента Молдовы этот групповой секс не допустят. Они, конечно, гейропейцы, но не до такой степени, а Додон – все-таки не царь, а президент (председатель) с очень обрезанными полномочиями, который хочет стать царем. Но хочет, еще не значит – может, и что дадут стать. В итоге любой вариант возвращения Приднестровья заканчивается одинаково, что с особым статусом, что без него: РФ выводит свои войска. Тем более что она сама обещала ОБСЕ в Стамбуле в 1999 г. сделать это до 2001 г. Но до сих пор выводит, в который раз доказывая, что верить Москве нельзя и все ее обещания – лишь снотворное для лохов. Так как Москва выводить своих чудо-богатырей не собирается, даже несмотря на инициативу Украины в декабре 2016 г. открыть им «зеленый коридор», то у «девушка» есть веская причина отказывать «царю».

Пункт 2 прозы. «Имущество» сторон перед «браком». Население Молдовы – 3,5 млн. человек, население Приднестровья официально – 450 тысяч, реально – около 350 тысяч, с тенденцией к сокращению на 10-15 тыс. в год. Чудо-богатыри и лица, запятнавшие себя сотрудничеством с оккупантами, уходят, и доля приднестровцев в составе избирателей Молдовы будет 7-8%. Маловато, чтобы приднестровский клан мог влиять на ситуацию и в самом клане тоже начнутся проблемы.

Пункт 3 прозы – идеологическая чистота. Проблемы с ней проступили в Приднестровье уже летом 2016 г. при подготовке к «президентским выборам». Тогда власти пригрозили, что примут закон об уголовной ответственности за отрицание освободительной миссии 14 армии РФ генерала Лебедя в 1990-ые. Закон, чтобы не позориться, не приняли, но сама постановка вопроса показательна: приднестровские «бояре» догадываются, что вера в эту миссию не крепче, чем вера в освободительный залп крейсера «Аврора». При возврате даже с особым статусом об этом станет можно говорить вслух, так как возврат открывает дверь в Приднестровье демократам, либералам и румынским «нацистам» с их тлетворным влиянием. «Поднимут голову» и украинские «нацисты», которые пока сидят тихо, лишь ходят в вышиванках и издают газетки на украинском языке. В итоге наступит полный «конец света», на что правильно и намекнул Андрей Сафронов.

Остановить «конец света» будет не способен даже «царь Додон» со всеми своими ухищрениями, вроде выборов депутатов в один тур. Поэтому в Тирасполе, посоветовались с Москвой, и отказались от предложения Додона участвовать в парламентских выборах в Молдове в 2018 г. во избежание ее тлетворного влияния на приднестровцев. Додон и его соцпартия может электоральную базу за счет приднестровцев и нарастят, но выборы запустят безвозвратный процесс интеграции Приднестровья в целом в Молдову, и остановить его можно будет потом только российскими танками. Вдобавок, не факт, что соцпартия не потеряет к 2018 г. голоса в самой Молдове, а приднестровским «боярам» вступать в нее тоже не хочется, так как придется стать младшими братьями у додоновцев и всем с ними делиться. Никакой «особый статус» их от этого не избавит. Тем самым у «бояр» появилось и собственное нежелание «брака», притом, что Додон для них парень в доску свой. «Бояре» люди советские, но знают, еще Юлий Цезарь сказал: «Лучше быть первым в Тирасполе, чем вторым в Кишиневе». Особенно, когда даже второе место тебе не светит, и придется довольствоваться третьим или четвертым в одной компании с поникшими коммунистами Воронина, которые теперь вроде как изменники, так как стали поддерживать вступление Молдовы в ЕС.

Этот алгоритм с «особым» статусом для Приднестровья применим и к «особому» статусу для Донбасса – ничего особого, а права вето во внешней политике коллаборантам, бандитам и безумным старушкам никто не даст, сколько бы Лавров не просил. Не даст, по очевидной причине: полмиллиона не могут диктовать свою волю 45 миллионам человек. Такое может иметь место только в архаичных РФ или КНДР, но не в цивилизованном мире. Сейчас в случае с Приднестровьем в Кремле неожиданно открыли для себя, что «особый» статус и для Донбасса не дает желаемого результата. Путин в Минске таки всех перехитрил и, прежде всего, самого себя.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениям

Сергій Климовський