Есть вещи, на которые можно смотреть бесконечно: как горит огонь, течет вода, а тренеры сборной Украины оглашают список вызванных футболистов. Кого бы они не позвали – во все щели панелек инопланетной слизью из фильма “Капля” полезет тотальная зрад

Саша слишком молод, Толя слишком стар, Рома мало играет в своем клубе, Руслан, наоборот, устал, Ярик недостаточно патриот, Тарас отдыхал в Крыму, а Женя кормит семью. Ну а все они в комплексе – легионеры или на контракте у “Динамо” и “Шахтера”. То бишь ленивые и разбалованные ребята, которые горя не знали. Не то, что храбрые парни из провинциальных “Прикарпатья”, “Вереса” и “Горняка-Спорта”. Те бы точно вышли и растоптали всех исландцев да хорватов. Потому что М – мотивация.

Матч чемпионата мира-2014 между Ганой и США запомнился противостоянием родных братьев – Кевина-Принса и Джерома Боатенгов. Спустя два года на чемпионате Европы их примеру последовали братья Джака – Гранит (Швейцария) и Таулант (Албания). Вполне возможно, что в будущем эта карма постигнет семейства Погба (француз Поль и гвинейцы Матиас и Флорентин) и Алькантара (испанец Тьяго и бразилец Рафинья). Распады империй и войны стирают границы. Потому что Г – глобализация.

В 1991 году тренеры киевского “Динамо” нашли в Тюмени талантливого нападающего Виктора Леоненко. Тот потом годик поиграл в Москве (милиция забрала в местное “Динамо”), поругался с Валерием Газзаевым и все-таки добрался до Киева. Здесь он стал лучшим форвардом чемпионата, получил украинский паспорт и стал играть за нашу сборную. В 1994 году трюк повторили с волжанином Юрием Калитвинцевым (странно, но прямо сейчас поисковая строка гугла третьим в выдаче показывает “юрий калитвинцев русофоб”), в 2000 – с Сергеем Кормильцевым (Барнаул) и Артемом Яшкиным (Вологда), в 2006 – с Артемом Милевским (Минск), в 2008 – с Александром Алиевым (Хабаровск). Но это, безусловно, семечки по сравнению с кражей в особо крупных размерах – Никифоров, Онопко, Канчельскис, Юран и Цымбаларь точно зашумели бы с Украиной в 90-х, но решили, что в восточных паспортных столах молочные реки, кисельные берега да еще и солидные подъемные в валюте. Потому что СП – спортивный патриотизм.

Украинизировать представителей непостсоветских национальностей у нас начали в конце первой декады нового века. Сначала сине-желтую форму надел серб Марко Девич, затем – бразилец Эдмар. Разговоры о сенегальце Папа Гуйе и бразильце Матеусе так и остались разговорами. Но самая эпичная история произошла с Тайсоном. Вингер “Шахтера” использовал в интервью “привіт и дякую”, пел гимн и всем видом показывал, что готов менять гражданство и помогать нам. А потом все, как в сказке: полночь, карета превратилась в тыкву, кучер – в крысу, а Тайсон получил первый вызов в сборную Бразилии. Потому что Ф – фикция.

Зато украинцем стал Марлос. Человек, который трудился на благо команд Курченко и Ахметова отныне будет трудиться на благо всего украинского народа. Недовольных много – их можно понять. Сборная тем и отличается от клуба, что носит национальный характер и объединяет футболистов нотами гимна и цветами флага, а не цифрами в контрактах. Катар, к примеру, способен за нефтешекели собрать сборную из молодых Неймаров и Марадон, но вопреки нынешней арабской спортивной агонистике, этого не делает. Этничные турки, которые выросли в Германии, едут на сборы в Белек не потому что в бундестим не берут. А потому что ПСК – помни свои корни.

Лично я не против такого футболиста как Марлос. Он способен добавить сборной нестандартного мышления, скорости и класса. Особенно, если будет мотивирован. А иначе никак – игрок понимает, что ему предстоит завоевать одобрение болельщиков. Кроме того, если эта вербовка и вправду является инициативой “Шахтера” (для повышения цены футболиста), бразилец просто обязан ею воспользоваться – иначе придется до долгой зимы играть против “Стали” и “Зирки” либо бежать как Матузалем. Пускай лучше он бежит с мячом к воротам соперников нашей сборной, а наши футбольные руководители – думают о воспитании своих Марлосенко, а не о том, как бы выгодней раздать паспорта.

Николай Кизилов