Дело не в самом визите, который, конечно, важен. И не в довольно туманных перспективах политического и экономического сотрудничества двух государств.

Дело в том, что главный российский начальник, пребывающий в очевидной международной изоляции (западные лидеры общаются с ним лишь по необходимости — когда приходится устранять последствия внешнеполитических эскапад Кремля — и предпочитают при этом телефон), получил возможность вновь приобщиться к высокой дипломатии. И главное — в той ее форме, которую Владимир Путин считает единственно верной. С недомолвками и неопределенными обещаниями, тайными договоренностями, скрепленными монаршими гарантиями. И бесконечным говорением слов, приятных собеседникам. Чего стоят многократно и радостно повторенные кремлевской прессой слова саудовского министра иностранных дел о том, что, по его просвещенному мнению, международные санкции в отношении России скоро будут отменены. Откуда он это взял — бог весть, однако приятно.

Кроме того, кто, как не саудовский король, может по достоинству оценить азиатскую роскошь кремлевского убранства, все это сусальное великолепие Андреевского зала, с местом, отведенным для императорского трона. Ну не эти же кислые западники, вынужденные отчитываться перед злобными депутатами за каждый истраченный евро и обставляющие свои кабинеты мебелью из «Икеи». Нет, Владимиру Путину нужен королевский размах. Саудовец нас золотым трапом удивить решил, а мы ему золотые хоромы покажем. Вот оно, дружеское соревнование монархов…

Если же не брать в расчет удовольствие, полученное первым лицом государства, то результаты визита довольно скромные. Саудовцы обещали инвестировать в строительство дублера Кутузовского проспекта в Москве и легкого метро в Питере. Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и Public Investment Fund (PIF) из Саудовской Аравии договорились создать платформу объемом 1 млрд долларов для инвестиций в технологическом секторе. Конкретных проектов, однако, пока не называют. Явно не произошло прорыва и в продаже российского оружия, на возможность которого изо всех сил намекали в Москве накануне визита. Все ограничилось меморандумом о покупке и локализации продукции военного назначения. Кроме того, подписан контракт относительно «общих условий» организации в королевстве лицензионного производства автоматов Калашникова АК 103 и патронов различного назначения. Уместно напомнить, что Россия уже продавала «калашниковы» саудитам в начале 2000-х, и тогда было произнесено немало речей о начале перспективного военного сотрудничества. Однако все речами и кончилось. На сей раз даже громких речей не звучало. В официальных заявлениях саудовцев (в отличие от победных реляций отечественных торговцев оружием, уже подсчитавших стоимость возможных контрактов) пока нет ни слова о возможной продаже Эр-Рияду комплексов ПВО С-400 «Триумф». Москва возлагала немалые надежды на этот контракт. Лишь телеканал «Аль-Арабия» со ссылкой на некие неназванные источники сообщил о возможности такой сделки.

Показательно, что как раз тогда, когда «Триумф» не случился, Госдеп США одобрил продажу Саудовской Аравии комплексов противоракетной обороны THAAD. Сенатор-пропагандист Пушков поспешил сообщить, что американцы, подобно собаке Павлова, так отреагировали на возможность закупки российского комплекса ПВО. Дело, однако, в том, что Вашингтон гораздо дальше продвинулся в работе над контрактом, чем Москва. Причем это Эр-Рияд просил США продать комплексы. Да и сумма в 15 миллиардов Кремлю и не снилась. Пока что весь объем российско-саудовской торговли не превышает жалкие 430 миллионов.

Довольно трудно разделить и восторги прокремлевских экспертов относительно того, что визит саудовского короля является крупным успехом российской политики на Ближнем Востоке. Спору нет, Саудовская Аравия — важный игрок. Благодаря соглашению с ней России удается удерживать цены на нефть. Однако следует иметь в виду, что главным стратегическим противником саудитов (против которого они вооружаются) является Иран. Государство, являющееся если не союзником, то ближайшим партнером Москвы в ее ближневосточных играх, прежде всего, в войне в Сирии. Россия уже поставляет Тегерану комплексы ПВО С-300. А теперь выясняется, что она очень хочет продать врагам Ирана систему противовоздушной обороны следующего поколения. Это уже игры в стиле Лоуренса Аравийского, поставлявшего оружие то одним, то другим племенам… Не уверен, что иранские аятоллы ко всему этому отнесутся с пониманием. Не исключено, что, пытаясь наладить тесное взаимодействие с саудовцами, Москва может по невежеству и легкомыслию нарушить сложные региональные балансы и вляпаться в какой-нибудь новый конфликт.

Впрочем, какое все это имеет значение, если накануне дня рождения Владимир Путин смог ощутить себя падишахом всея Руси…

Александр Гольц