В войне, которую Россия ведет против Украины, наметился переход к новой стадии. Вместе с тем, Владимир Путин может пойти на определенную деэскалацию, но без полного вывода войск с Донбасса. Такое мнение высказал в интервью «Апострофу» британский политолог, специалист по Украине Эндрю Вилсон.

О «ничьей» в войне на Донбассе

Многое изменилось с 2014 года. Тогда Запад не был хорошо проинформирован об Украине, был весьма наивен в отношении России… Первая перемена — военная… Значительное изменение с тех пор — теперь у Украины есть армия. Для России это пока ничья в войне на Востоке. В 2014 году всех удивила так называемая гибридная война. Но оказалось, что она накладывает определенные ограничения и на Россию. РФ открыто не признает, что ведет боевые действия на Востоке, удерживает боевые потери на минимальном уровне. А Украина готова к боевым потерям. Поэтому и ничья между украинскими традиционными боевыми действиями и российской гибридной войной.

Но эта война все еще достаточно кровавая, она стоит Украины жизней многих солдат и финансовых ресурсов. Сейчас Западу необходимо приспосабливаться: есть война продолжительностью три года, и вопрос в том, как поддерживать Украину с другой позиции…

О новой стадии войны и переговорах Волкера и Суркова

Есть значительная эскалация войны на Востоке, но никак не до предыдущих уровней интенсивности. Также видим проблемы, появляющиеся в других сферах — к примеру, в Украине увеличилось количество политических убийств. Мы не знаем, какие из них можно записать непосредственно на счет России, но очевидно, что большинство из них кажутся таковыми. Это не возвращение к полномасштабной войне, но есть ощущение, что конфликт — на новой стадии.

Многое произошло в 2017 году — блокада, попытки России паспортизовать местное население (оккупированного Донбасса, — «Апостроф»), «национализация» собственности олигархов на Донбассе, проблемы с лидерством на Донбассе, цикл переговоров Волкера. Изменения начинают проявляться. Это очень проблемная ситуация, последствия которой могут растянуться на 15 или 20 лет, но сегодняшнее неблагополучное равновесие очень неустойчиво, маловероятно, что оно сохранится.

А что дальше? Можно искать выход из ситуации, хороший или плохой. Или заморозить конфликт, так как на данный момент он не заморожен. Мы не знаем, но динамика точно есть. Мы не знаем, о чем говорили Волкер и Сурков. Есть признаки изменений, давайте назовем это так. А также признаки того, что Россия частично осознает, какой ужасный беспорядок она создала. Она ищет если не выход, то способы снизить стоимость этого беспорядка — финансовую и репутационную.

Полный вывод войск (РФ с Донбасса, — «Апостроф») будет означать лишь одно — «республики» развалятся. Я не вижу другого логического сценария. Однако я не думаю, что сейчас Россия этого хочет, потому что это станет грандиозной потерей веры. Может произойти демилитаризация и без полного вывода войск — это, пожалуй, то, о чем договариваются Сурков и Волкер. Что-то вроде сокращения военной поддержки [так называемых ДНР и ЛНР] выглядит возможным. Но Путин точно не хочет исчезновения этих «республик» — это будет колоссальное поражение.