Если бы Путин делал так же, как говорил, то, наверное, снижалось бы противостояние на Востоке Украины и начались бы переговоры по поводу возвращения Крыма. Это обычная тактика – говорить одно, думать другое, делать третье. Так устроены спецслужбы, так устроен Путин.

Путин все время так говорит. Он всегда говорил о дружбе между народами — все, как в Советском Союзе. В тот момент, когда члены Политбюро говорили о мире во всем мире, необходимо было ожидать конфликтов в разных частях планеты. Это обычная тактика отвлечения внимания, ведь вы же понимаете, что все, что произойдет в ближайшее время в связи с усилением конфликта, – это будет между США и Россией, между Украиной и Россией. В этом будут виноваты те, кто этот конфликт (по версии кремлевской пропаганды, — «Апостроф») якобы провоцирует, а Путин остается борцом за мир во всем мире.

Приближаются выборы, а тактика, которая помогала Путину прийти к власти, затем ее сохранить – это спецоперации, конфликты. Вспомним – сначала были взрывы домов, далее чеченская война, грузинская кампания, украинская кампания. Ожидать можно все что угодно, и самое худшее, потому что такова природа агрессивного имперского режима, который создал Путин на территории России.

И вся эта речь о вроде бы примирении направлена на то, чтобы прикрыть будущую агрессию. Тактика этого агрессивного империализма не меняется, она остается такой же. Ни в одной точке мира, где присутствует Россия, мы не видим снижения напряженности.

А российское население, граждане РФ воспринимают внешние и внутренние события через призму пропагандистских кампаний. Сегодня это сильнейший инструмент воздействия на массовое сознание. Я думаю, что эти призывы к миру – один из инструментов, который позволяет людям считать, что Путин и Россия – «борцы за мир», а «агрессивный американский империализм», «фашистская хунта в Киеве», «террористические организации в Сирии», «грузинская агрессивная военщина» – это агрессия. Все эти народы, включая бедный корейский народ, якобы страдают от внешнего воздействия американского империализма.