Любое такое действие (как ракетный удар россиян, — «Апостроф») имеет несколько целей. Но если оценивать его как ответ на «Томагавки» президента США Дональда Трампа, то ответ через полтора месяца не будет иметь последствий. Прежде всего, это попытка показать эффективность техники. Сирия для России является полигоном.

Роль России в сирийском конфликте мало изменилась. Когда Россия влезла в Сирию — это была очевидная попытка президента РФ Владимира Путина показать, что он — мировой лидер, был расчет начать торговлю. Какого рода торговлю, как можно менять Сирию на Украину – никто не объяснял. Тем не менее общий замысел его был понятен: показать какой я влиятельный мировой игрок, в мире игроков, кроме меня и Америки нет.

Тот же Китай не лезет в Сирию, Евросоюз и страны НАТО действуют совместно с Америкой, а мы – перпендикулярные, единственная, сила которая, во-первых, глобальна, а, во-вторых, совершенно независима от американцев. Но была самая главная цель – показать, что вы тут топчетесь и ничего не можете, а мы одним молодецким ударом раздавим всех и переменим ситуацию коренным образом. Прошло почти два года. Коренным образом ситуация не переменилась. Но, безусловно, благодаря действиям России военные позиции президента Сирии Башара Асада стали прочнее, а политические позиции остались такими же: американцы, европейцы, турки и саудовцы его не признают, а признают его Иран, который его содержит и кормит, и Россия.

Политически в Сирии Россия ничего не добилась. Выход из международной изоляции? В той степени, в которой она была, в той она и осталась. Путин два года назад не был неприкасаемым – к нему ездили, он ездил, с ним общались, но он и сейчас ездит, общается. Никто, как известно, никакие санкции не снял, в «Большой восьмерке» его никто не восстановил. У него не получилось сменить свой статус с великого и ужасного на статус великого и важного, он так и остался великим и ужасным. Это второй результат сирийской кампании.

Третий результат в Сирии – разменять Сирию на Украину. Мы видим, что это изначально была какая-то бессмыслица, и сейчас это невозможно.

Поэтому я бы не сказал, что за последнее время позиции России в Сирии изменились, они такие же, как и были – тупик.

Попытка Трампа объединить арабские государства в «ближневосточное НАТО» ударит по Путину и Асаду. Следует понимать, что в Сирии воюют Саудовская Аравия и государства Персидского залива. Да, их граждане там не воюют, но они полностью оплачивают оппозицию (Асаду, — «Апостроф») и снабжают ее всем. Эта оппозиция находится по отношению к Саудовской Аравии в таком же положении, как ДНР и ЛНР — в отношении к России. Воюют саудовцы даже не против Асада, а против Ирана. Это давняя ирано-саудовская вражда, которая сейчас превратилась в войну. Это и есть главный нерв внутри ближневосточной политики. Если бы Дональду Трампу удалось объединить эти государства против Ирана, создав антииранское НАТО, то это бы очень усилило позиции Саудовской Аравии. Хотя, с точки зрения реальности, это мало что изменит, поскольку война уже идет. Я не уверен, что из этих планов что-то получится.

Вообще Трамп — очень плохой пока политик. Кроме размахивания руками и того, что он отшвырнул премьера Черногории, более крупных успехов пока не значится. Что касается России, то ей абсолютно нечего делать на Ближнем Востоке. У нее нет никаких интересов в Сирии. Все разговоры о том, что она находится там, чтобы помешать построить газопровод, – это просто анекдот. Кто будет строить в Сирии газопровод? У них еще 20 лет будет продолжаться гражданская война. Это равносильно тому, что Россия находится в ДНР, чтобы не позволить Ахметову построить там новейший металлургический комбинат. Кто и что там будет строить? Это дикое место, дикое поле. Так и в Сирии. Никаких газопроводов там никто строить не будет, а других разумных причин для пребывания там России нет. Это чистый пиар и стопроцентные понты. Но если будет создано ближневосточное НАТО, то по этим понтам будет нанесен серьезный удар.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениями