Согласно неумолимой статистике, более 70% украинцев тратят на пищу большую часть доходов.

Казалось бы, производители увеличивают производительность, расширяют ассортимент, переходят на евростандарты, толпятся в очередях на получение экспортных сертификатов в ЕС, но… Еда на внутреннем рынке только дорожает.

При этом повышение цен через наши «СМИ стандартов Би-би-си» подаётся как необходимость поднятия зарплат работникам, подорожание енергоносителей и сырья, отмену госрегулирования в ценообразовании и прочие «оправдашки».

Неужели производства не имеют внутренних ресурсов для удешевления конечного продукта?

Имеют, и ещё какой. Однако не удешевляют, а искусственно увеличивают стоимость.

В качестве примера глянем одним глазком на кухню тщательно скрываемой от посторонних финансовой империи, построенной одним экс-кандидатом в мэры Харькова, молодым, но скромным мультимиллионером.

Как любой уважающий себя украинский бизнесмен с миллиардными оборотами, он активно выкачивает прибыль из подконтрольных предприятий, уклоняясь от налогообложения. Заглавную роль в этой простой и не запрещённой законодательством (Закон України №5080-VI від 05.07.2012 «Про інститути спільного інвестування») схемы играют зарегистрированные в г.Киев ПАТ «Закритий недиверсіфікований венчурний корпоративний інвестиційний фонд «Супрім» (ЕДРПОУ 37500466, уставной фонд 100 млн. грн.) и ПАТ «Закритий недиверсіфікований венчурний корпоративний інвестиційний фонд «Толедо Інвест» (38980534, уставной фонд 140 млн. грн.).

Теперь цитата из статьи О.Стариченко «Особливості та можливості венчурних інвестиційних фондів в Україні» (https://t.co/qbgCyHvDFG): «Венчурні інвестиційні фонди, які працюють у багатьох країнах світу, інвестують накопичені кошти в особливо ризиковані проекти. Зазвичай вони здійснюють інвестиції в компанії, які займаються впровадженням новітніх наукових розробок та діють в інноваційній сфері».

Но это на Западе новые технологии и инвестриски. У нас всё проще.

Итак, часть 4 статьи 48 упомянутого выше Закона разрешает венчурному фонду давать деньги взаём юридическим лицам, акционером которых он является.

И начинается самое интересное.

Фонд кредитует предприятие «на развитие производства» (т.е. для приобретения сырья, расходных, упаковочных материалов и тому подобного), но не под рыночную банковскую ставку 15-17%, а под «корпоративную» в размере 40%.

Необходимость возврата такого «кредита» автоматически ведёт к искусственному повышению производителем отпускной стоимости готовой продукции на 23-25% по сравнению с реальной себестоимостью.

Например, для фирмы-производителя себестоимость производства одного литра фасованного подсолнечного масла без учёта «кредита фонда» составляет 15 грн., а с учётом необходимости его погашения – 17,2-18 грн. В отпускную цену включается торговая надбавка в 5-7%, далее по цепочке происходит повышение оптовых/розничных цен (торговых надбавок) фирмами-посредниками до конечных 32-38 грн.

И дальше всё так же просто. Подсчитывается прибыль (на самом деле сверхприбыль) и фонд-пылесос высасывает её, оставляя на предприятии «нулевую» рентабельность и показывая государству налоговую дулю.

Да, забыл сказать, что венчурные фонды платят налоги только при ликвидации, а срок их деятельности не ограничен!
Вполне резонный вопрос – почему молчат налоговые органы?

Тут тоже всё просто. Желающие могут отыскать иски ДПС к кредитовавшимся ЗНВКИФ «Супрім» и «Толедо Інвест» предприятиям в реестре судебных решений, нежелающим коротко опишу ситуацию.

Налоговый орган, получив отчётность производителя, приходит в ужас от недоплаченных им сумм налога и выписывает предписания срочно доплатить. Производитель идёт в суд и подаёт иск об отмене предписания. Суд, после рассмотрения материалов, принимает решение в пользу истца с мотивировками: деньги не являются товаром, производитель имеет право кредитоваться у кого угодно; сумма, на которую претендует налоговая, ушла на погашение кредита; претензий по поводу сроков погашения у кредитора не имеется… Ну а к фондам у налоговой вопросов не возникало, там всё ясно.

Подведём итоги.

Кредитование фирм-производителей еды у контролирующих их венчурных фондов под 40% годовых (при рыночных предложениях 15-17%) имеет ряд таких негативных аспектов, как:

— присутствие фонда в составе учредителей само по себе является инвестированием, т.к. он вносит в уставной капитал определённую сумму и получает дивиденды. Тем не менее, фонд кредитует предприятие под нерыночную процентную ставку;

— необходимость возврата кредита ведёт к повышению отпускной стоимости продукции на 23-25%. В формулу цены искусственно введен непредусмотренный законодательством элемент, который можно назвать «составляющая венчурного фонда». Целью «СВФ» является сокрытие сверхприбылей и уклонение от налогообложения в особо крупных размерах;

— гигантские суммы, выводимые в инвестфонды, не облагаются налогами. Вместе с тем, они сопоставимы и часто превышают базу налогообложения кредитованного фондом предприятия.

Результат: все без исключения украинцы на каждой единице приобретённой пищи переплачивают до 25% от её реальной стоимости.

Обидно.

В общей сложности, в Украине действует более 200 венчурных фондов, как минимум две трети из них являются акционерами предприятий-производителей еды. Я более чем уверен, что все они активно используют «составляющая венчурного фонда», выводя сверхприбыли, уклоняясь от налогообложения и замыливая глаза общественности «подорожаниями сырья». Экс-кандидат в мэры Харькова не мальчик для битья, а просто яркий пример, который оказался под рукой.
Как выйти из ситуации?

А просто. Необходимо, чтобы ситуацию увидели, рассмотрели профильные структуры и разработали предложения по её корректировке. Например, усовершенствовали ч.4 ст.48 Закона «Про інститути спільного інвестування» в плане ограничения размера процентной ставки кредита/займа венчурного фонда текущим рыночным предложением, а не «хотелками» его собственников. Налоги с прошлых лет конечно, никто уже не уплатит, но хотелось бы справедливости. Например, решения Высшего хозсуда, типа: «Практика венчурных фондов в сфере кредитования структур, в которых они являются акционерами, по необоснованно завышенным процентным ставкам является недобросовестной, должна рассматриваться как извлечение сверхприбылей и уклонение от налогообложения в особо крупных размерах».

И более 70% украинцев стали бы тратить на пищу меньшую часть своих доходов…

Грин Энди
11.08.2017

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениями

NewsUA