Мой хабаровский преподаватель по философии, которого напоминает мне Рэймонд Макмастер (не только лысиной и ученой степенью), рассказывал историю, свидетелем которой он стал в бытность призывником советской армии. Среди жутчайшего мракобесия, бардака, боли, вони и бессмысленности ему запомнился один эпизод. Дело в том, что один из его сослуживцев, который исполнял в воинской части функции повара, весьма своеобразно соблюдал санитарию и гигиену на «кухне»: коротко говоря, однажды тот просто помочился в чан с квашеной капустой, предназначавшейся в качестве заправки к щам.

С тех пор, рассказывал мой собеседник, он сторонился местных гастрономических изысков и все больше надеялся на пищу с «гражданки». Как, впрочем, и многие другие его «коллеги», прекрасно понимавшие, скоро раз и с каким удовольствием в их еду предварительно были произведены испражнения — случайно либо умышленно.

Я это к тому, что Макмастеру, Макрону, Меркель и всем остальным лидерам западного мира если и предстоит встретиться на поле боя с «русскими», то это будет столкновение вымытого сапога со смердящей грязью, которая разлетится при первом же уверенном шаге.

Для понимания этого мне даже не надо было бы задействовать воображение: дело в том, что дедовщина, взаимные издевательства и невыносимый нравственный смрад — это отнюдь не только призывная армия РФ. Так выглядит каждый этап жизни в России, который мне к моим 30 годам довелось испить на этой необъятной родине зла, отчаяния и агрессии.

Вот почему у меня нет ни малейшей жалости к этой вымирающей в моральном и политическом смысле территории: люди, ссущие друг другу в душу (а заодно поддерживающие бесчеловечную войну против иностранных граждан), ничего другого и не заслуживают, кроме как быть забытыми мировой историей.

Присоединяйтесь также к группе Другой Взгляд на facebook и следите за обновлениями

Александр Кушнарь