После серии северокорейских запусков баллистических ракет президент Дональд Трамп в августе поклялся, что его администрация увеличит финансирование противоракетной обороны (ПРО) на «миллиарды долларов». Заявления главы государства не были пустым звуком: Конгресс одобрил выделение дополнительных $367 млн. на программы развития ПРО.

Издание Aviation Week в материале от 10 октября  рассказало о том, на какие цели пойдут эти средства. Среди прочего, речь идет о дальнейшем совершенствовании ракеты SM-3 Block 2A, которая, по оценкам производителя, способна бороться с межконтинентальной баллистической угрозой. Последняя исходит не только от традиционных противников — КНДР, Китая и, вероятно, Ирана — но и от России с ее стратегическим ядерным активом. Руководство РФ неоднократно использовало ядерную риторику в отношениях с Западом. В свою очередь американские чиновники неоднократно говорили, что Москва является единственной страной, которая представляет для Америки экзистенциальную опасность, передает Newsader.

Убийца российских МБР

Упомянутые выше средства в размере сотен миллионов долларов пойдут в первую очередь на те инструменты, которые базируются на концепции «блокирования пуска» («left-of-launch»). Она подразумевает способность системы ПРО уничтожать вражеские снаряды еще до того, как они будут задействованы. В рамках этой логики межконтинентальная баллистическая ракета уничтожается непосредственно на земле (в шахте или мобильной установке), а не в воздухе после запуска. В широком смысле задача состоит в том, чтобы принципиально лишить противника (будь то его ВМС, авиация или спецназ) возможности начать атаку.

Другим направлением упомянутого выше финансирования станут: 20 новых противоракет для Наземной системы ПРО на маршевом участке полета (Ground-based Midcourse Defense, GMD) на Аляске; специальный радиолокатор; дополнительные испытания перспективного перехватчика SM-3 Block 2A — пожалуй, главный пункт в этом списке.

Последний является совместным продуктом американской компании Raytheon и японских производителей. Речь идет о версии противоракеты SM-3 с новым кинетическим перехватчиком увеличенных размеров, новой сенсорной аппаратурой, а также высокими возможностями по распознаванию и дискриминации ложных целей.

Она предназначена специально для уничтожения межконтинентальных баллистических ракет, стоящих на вооружении в том числе таких стран, как Российская Федерация, Китай и КНДР. Данная модификация имеет все необходимые параметры для решения этой задачи: увеличенный диаметр (53 сантиметра), а также скорость, дальность и высоту, достаточные для поражения МБР.

Центральным элементом SM-3 Block 2A является модифицированная ударная боеголовка (Redesigned Kill Vehicle, RKV) с оптическим искателем и кинематическим ударным наконечником, который поражает цель в результате мощного физического столкновения, а не подрыва. К 2022 году его планируют ставить еще и на перехватчики GMD. По заявлению Raytheon, которая разрабатывает RKV совместно с Lockheed Martin и Boeing, специальные программные настройки этого элемента позволят ракете SM-3 Block 2A ликвидировать МБР в полете.

1486520342_yayayaya

«Мы разрабатываем программные алгоритмы, которые позволят повысить производительность механизма», — рассказал Ронделл Уилсон, ведущий инженер Raytheon в секторе авиационной и противоракетной обороны, поясняя, что речь идет о программной прошивке.

«Изменения производятся непосредственно в SM-3 Block 2A, так что теперь у нас есть возможность уничтожения МБР», — объявил он.

SM-3 Block 2A составит основу американской наземной системы «Иджис Ашор» (Aegis Ashore), которая завершит развертывание в Польше уже в следующем году. По данным Raytheon, аналогичные наземные установки могут быть размещены на Гавайях, а также на восточных и западных побережьях США в качестве дополнительного второго уровня противоракетной защиты.

В случае, если Конгресс согласится выделить дополнительные миллиарды долларов на ПРО, то сверхмобильные модификации SM-3 Block 2A и Block 1B (последняя имеет меньшую высоту полета) будут доведены до совершенства и смогут разгоняться до максимальной скорости в кратчайшее время, сказал Уилсон. По его словам, производитель сможет переоборудовать морскую противоракету SM-3 Block 2A в ее наземную версию, то есть сделать на ее базе перехватчик наземного базирования Ground-Based Interceptors (GBI) и разместить его в том числе на той же Аляске. Тем самым «будет максимизирована поражающая сила этих высокопроизводительных GBI», добавил инженер.

«Мы могли бы сделать это хоть сейчас», — высказал он уверенность.

1486520685_yayayaya

Ракета SM-3 Block 2A в настоящее время все еще находится на стадии испытаний, однако уже запущена в ограниченное серийное производство.

Основным поставщиком Raytheon является японская Mitsubishi Heavy Industries, которая создает для SM-3 Block 2A ускорители второй и третьей ступени, а также носовой конус.

Ракета прошла уже два успешных теста, и в феврале впервые поразила баллистическую мишень, имитировавшую МБР. Второй тест по перехвату МБР, состоявшийся в июне, оказался неудачным. Однако провал был связан с человеческим фактором, а не с погрешностями в механизме перехватчика: матрос эсминца перепутал кнопки, в результате чего ракета самоуничтожилась после запуска. «Мы знаем, что проблема была не в перехватчике», — комментировал Уилсон.

Следует отметить, что через два дня после опубликования данного материала в Aviation Week российское агентство ТАСС разместило текст выступления представителя Минобороны РФ, который заявил о том, что современная система противоракетной обороны США способна перехватывать российские баллистические ракеты, несмотря на заверения в обратном со стороны Вашингтона. Рассказывая о подготовке Америкой системы глобального разоружающего удара в отношении РФ, он заявил, что к 2022 году США будут иметь более 1000 противоракет, а в перспективе их количество превысит число боевых блоков на межконтинентальных ракетах России. Таким образом, речь идет о том, что США создадут купол, который в перспективе сможет полностью нейтрализовать угрозу со стороны Москвы, становящейся все более агрессивной с момента вторжения в Грузию в 2008 году.

Успешное испытание SM-3 против МБР

Ранее, 3 февраля, противоракета SM-3 Block IIA впервые успешно поразила цель в космосе. Эсминец «Джон Пол Джонс», оборудованный системой «Иджис», отследил баллистическую ракету с помощью радара AN/SPY-1D(V) и запустил по ней противракету, которая успешно перехватила в космическом пространстве цель, которая фактически имитировала МБР, стоящую на вооружении РФ.

Митч Стевисон, вице-президент компании Raytheon, производящей ракет семейства Standard Missile,  объявил тогда, что прошедшее испытание он назвал «самым наглядным тестом» системы «Иджис» из всех, что он видел за 20 лет испытаний систем ПРО.

Указанное испытание прошло на фоне волны обвинений, высказанных западными СМИ в адрес России, по поводу разработки «противоспутникового» оружия, способного поражать цели в космосе.

Здесь следует отметить, что самое первое испытание SM-3 в космосе было связано как раз с уничтожением списанного спутника. В ходе теста, проведенного 21 февраля 2008 года, ракета SM-3, запущенная с корабля ВМС США, через три минуты после старта поразила находящийся на высоте 247 километров аварийный разведывательный спутниковый аппарат USA-193, двигающийся со скоростью 7 580 м/с, которую обычно развивает российская МБР.

 SM-6: ПВО нового поколения

Однако Raytheon предлагает армии не только противобаллистические ракеты. Она производит также перехватчики SM-6 для противовоздушной обороны, призванной бороться с угрозами в атмосфере. Речь идет о самой дальнобойной системе ПВО из имеющихся у США: противоракета поражает цели, летящие на расстоянии до 240 км от ударного комплекса. Главным образом он устанавливается на эсминцы с системой «Иджис».

Дин Гер, директор отдела разработки наземной версии ракеты SM, заявил, что SM-6 продемонстрировала эффективность против самолетов, крылатых ракет и даже кораблей.

«SM-3 и SM-6 обладают огромными возможностями. Так почему бы не вывести их на землю?» — сказал Гер.

По его словам, они уже стали частью наземной «Иджис Ашор» и в будущем станут неотъемлемой частью глобальной многоуровневой системы противоракетной защиты.

Сейчас Raytheon производит различные версии SM-6, в том числе M1120 HEMTT Load-Handling, которая используется в новейшем комплексе THAAD от Lockheed Martin.  Последний развернут для защиты армии США и территории Южной Кореи от северокорейской ракетной угрозы.

Ракета SM-6 обладает активной системой самонаведения (ГСН AIM-120) на конечном этапе полёта, которая впервые была успешно испытана в июне 2008 года. Она может оснащаться кинетической или осколочной боевой частью.

За счет активной головки самонаведения ракета стала полностью независима от радаров сопровождения цели на корабле-носителе, хотя все ещё может использовать и полуактивный режим наведения, в том числе для поражения целей с очень малым ЭПР типа стелс-авиации.

В то же время она приобрела способность поражать цели за радиогоризонтом, укрытые от радара корабля-носителя кривизной Земли либо складками местности. Этого удалось добиться, установив на ракету SM-6 активную радиолокационную головку самонаведения, заимствованную от УРВВ AIM-120 AMRAAM.

На маршевом участке SM-6 управляется инерциальным автопилотом (с возможностью коррекции курса по командам с борта корабля-носителя). На конечном участке полета активирует головку самонаведения и осуществляет точное наведение на цель.

Важным отличием SM-6 от предшествующих ракет является чрезвычайно мощный разгонный ускоритель Mk 72, заимствованный от противоракеты SM-3. Именно этот мощный новый разгонный двигатель обеспечивает SM-6 столь большую дальность (как уже было сказано — до 240 км) по частично-баллистической траектории при потолке до 33 километров.

Ракета SM-6 имеет следующие преимущества: возможность одновременного перехвата любого числа целей; возможность поражения низколетящих целей, укрытых от радаров корабля-носителя за линией горизонта; возможность эффективного поражения малозаметных целей на больших дистанциях; возможность более эффективного противодействия средствам радиоэлектронной борьбы; возможность перехвата баллистических целей.