В ответ на мой пост про смерть Задорнова (где я написал, что жизнь Задорнова — диагноз стране), мои очень близкие друзья написали, что они разочарованы, и что надо было хотя бы подождать девять дней (почему сразу не сорок?)

Возможно, они правы и мне не стоило писать, что Задорнов начал творческую жизнь, как писатель сатирик, а закончил ее, как сатирик-говнюк (я этого, кстати, и не написал)

Простите за разочарование. Я не радуюсь его смерти. Я просто говорю, что думаю. Наверное, вы правы, и лучше жевать, чем говорить.

У меня только ОДИН ВОПРОС НА ЗАСЫПКУ. Сколько дней нам нужно будет молчать (если доживем) после того, как сдохнет Фараон Ихтамнет Первый? Девять дней? Сорок? Когда можно будет открывать шампанское, петь песни и танцевать Джигу по вашему этикету, дорогие друзья?

У А. И. Солженицина есть в Архипелаге замечательный эпизод, в котором лагерные зеки начали массово подбрасывать шапки на лагерном плацу, когда КУМ со скорбной рожей зачитал им сообщение о смерти Сталина.

У А. Галича тоже есть шедевральная баллада про то, как «кум докушал огурец и добавил с мукою: Оказался наш отец, не отцом, а су*ою».

Вы можете возразить, что усопший сатирик далеко не Сталин и даже не Путин. Но вот в этом вы неправы. Задорнов был частью коллективного Сталина и коллективного Путина. Как и Соловьев, Эрнст, Добродеев, Дм. Киселев и другие.

Повторяю вопрос. Когда можно будет поздравлять друг друга после ухода Ихтамнета на заслуженный отдых в ад? Через девять дней? Или через сорок?

Сергей Лойко