Не думаю, что новый этап в разрешении кризиса на Донбассе чем-то закончится. Как и все, связанное с Минскими соглашениями, переговоры о миротворческих силах – это такая пропагандистская борьба интерпретаций.

Хорошо известно, что это была идея украинской стороны в течение долгого времени и Путин решил как бы перехватить инициативу и хотел обыграть этот сюжет в свою пользу с расположением миротворцев лишь вдоль линии разделения сторон и для охраны находящихся уже там представителей ОБСЕ. Сам по себе это важный шаг и свидетельство положения, в котором находится Путин. Ведь российской элиты в течение 180-ти дней выдвинут ультиматум — резко изменить свою позицию. Все их активы будут обнародованы, и к ним будет применяться закон об отмывании средств, добытых преступным путем. В Москве понимают, что любым путем надо избежать этих санкций и в качестве первой такой запросной позиции и прозвучала идея про миротворцев ООН. Это как бы шаг навстречу Западу и Украине.

Но то, что предлагает Путин – абсолютно неприемлемо для Украины и Запада, а на серьезное отступление от своих планов о размещении миротворцев на российско-украинской границе, на вывод своих войск и вооружений – Путин пока еще не готов.

Многое может изменить давление Запада, если последовательно те меры, которые прописаны в законе Конгресса, особенно персональные санкции, будут применяться США. Это вызовет очень серьезный внутриполитический кризис в России. Возможно, даже будет серьезное изменение политики.

Но пока в Москве надеются, что вопреки настрою всего военно-политического истеблишмента в Вашингтоне в пользу Украине, люди, на которых они рассчитывают, а именно Трамп и Тиллерсон благоприятно относящиеся к Москве, смогут саботировать реализацию этих санкций. Но по существу Тиллерсон и Трамп изолированы в американском истеблишменте, во всяком случае, в принятии решений относительно Украины. Те позиции, которые озвучивает генерал Мэттис или почти ежедневно Курт Волкер – это реальные позиции США и они очень жесткие по отношению к России.

Андрей Пионтковский