Обстановку, в которой проходят парламентские выборы в Великобритании, уже никак нельзя назвать благоприятной: над страной нависла террористическая угроза. Так, за последние три месяца в Британии произошло три акта агрессии со стороны экстремистов, при которых были убиты десятки мирных граждан. Очевидно, что британцы почувствовали себя незащищёнными и усомнились в действующей системе безопасности, а, значит, и в правительстве, которое возглавляет представитель Консервативной партии Тереза Мэй.

В связи с этим рейтинги консерваторов менее чем за месяц до всенародного голосования начали стремительно падать. Существует угроза того, что консерваторы потеряют конституционное большинство и им придётся искать партнёров в среде, где практически все силы представляют собой ярых оппонентов. Этот процесс уж точно не поможет британцам согласовать позицию о выходе из состава ЕС. Более того, подобная политическая нестабильность сыграет на руку лидерам Евросоюза, которые уже требуют от правительства Терезы Мэй €100 млрд. отступных после запуска процедуры Brexit.

Параллельно с этим в Шотландии вновь начали вестись дискуссии о целесообразности проведения повторного референдума о выходе этого королевства из состава Великобритании. Кстати, этого плебисцита уж очень ждёт Российская Федерация.

Зачем нужны досрочные выборы?

Ещё в марте этого года тяжело было представить, что в Великобритании пройдут досрочные парламентские выборы, так как премьер-министр этой страны Тереза Мэй была ярой противницей подобного шага. Однако ситуация резко изменилась после того, как глава британского правительства подписала письмо с уведомлением властей Евросоюза о формальном запуске процедуры выхода Великобритании из состава Европейского Содружества – о начале Brexit. Так, после озвученного премьером решения, социологические службы все как один показали: Консервативная партия, лидером которой является Тереза Мэй, получит рекордное количество голосов избирателей — если, конечно же, выборы пройдут в ближайшем будущем.

Согласно опубликованным 25 апреля 2017 года данным социологической службы «Kantar», консерваторы могли рассчитывать на поддержку 46% избирателей, а их главные противники, лейбористы, получили бы всего лишь 24% голосов. Другими словами, у тори, как принято в Британии называть представителей Консервативной партии, появился бы шанс, при позитивном стечении обстоятельств, создать конституционное большинство, что позволило бы без оглядки на противоборствующий лагерь начать процедуру Brexit.

Кроме того, у Терезы Мэй были и другие довольно веские основания внести на рассмотрение Палаты общин, нижней палаты национального парламента, правительственный законопроект о проведении внеочередных выборов.

Тереза Мэй держит бюллетень перед голосованием, 8 июня 2017.

Тереза Мэй держит бюллетень перед голосованием, 8 июня 2017.

Во-первых, у нынешнего главы правительства нет демократического мандата доверия от народа Великобритании: её не избирали, она стала правопреемницей бывшего премьер-министра страны.

Во-вторых, для неё жизненно важно очистить ряды консерваторов от двух категорий политиков: сподвижников бывшего премьера Дэвида Кэмерона, которые выступают за затягивания процесса выхода из ЕС, и от однопартийцев, выступающих против любых переговоров с европейскими лидерами, касающихся процедуры Brexit.

Однако, делая ставку на перевыборы, Тереза Мэй думала и о своём политическом будущем. Ещё 22 мая этого года все 27 стран-членов ЕС уполномочили француза Мишеля Барнье возглавить переговорную группу и инициировать диалог с правительством Британии о выходе из состава Содружества. Планируется, что до конца 2019 года стороны подпишут финальное соглашение, где будут прописаны все условия процедуры Brexit.

Таким образом, если бы Тереза Мэй не захотела менять избирательный календарь, её политическая сила вошла бы в очередные выборы в 2020 году, то есть через год после Brexit. Очевидно, что этот довольно короткий период времени обозначился бы значительным спадом производства, инфляцией, девальвацией национальной валюты, потерей иностранного капитала – в общем, в стране должна была бы начаться самая острая фаза экономического кризиса.

Но Тереза Мэй выбрала, как известно, другой вариант: она инициировала внеочередные парламентские выборы, что позволило ей не просто избежать возможной отставки, а и предоставило случай в недалёком будущем вывести страну из неизбежной экономической депрессии.

«Железная» Тереза против террористов

Ещё в средине апреля 2017 года главными темами, вокруг которых велись прения между консерваторами и лейбористами, были поддержка социально незащищённых слоёв населения и экономические возможности страны после выхода из состава ЕС. Частично затрагивалась и тема мигрантов, однако она отошла на второй план, так как многие британцы восприняли Brexit как своего рода лекарство, что поможет справиться с миграционным кризисом. Впрочем, политическое спокойствие в Британии было нарушено. Над страной нависла террористическая угроза.

На протяжении чуть более трёх месяцев (с конца марта по начало июня) в Великобритании, в стране, которая многие десятилетия считалась самым настоящим острогом на карте Европы, произошло три теракта. Так, 22 марта террорист убил пять человек на Вестминстерском мосту, что расположен в непосредственной близости к национальному парламенту. Затем 22 мая произошёл взрыв в спортивно-концертном комплексе в городе Манчестер. А уже 3 июня террористы осуществили снова-таки в Лондоне серию терактов, вследствие чего погибло семь человек, 50 – получили ранения. Во всех трёх случаях ответственность взяла группировка «Исламское государство».

В течение этих нескольких месяцев рейтинг Консервативной партии начал стремительно падать. Если в начале марта социологические службы Британии указывали, что правящая партия получит дополнительных 40-50 мандатов (ныне 331), то уже 5 июня исследовательский центр YouGov сообщил, что к тори отойдёт 305 мест, а, значит, о конституционном большинстве (326 мандатов) можно забыть.

Лейбористы в своей предвыборной кампании умело поднимали вопросы, связанные с безопасностью и террористической угрозой. Так, 5 июня, за три дня до выборов, глава Лейбористской партии Джереми Корбин призвал Терезу Мэй к отставке, обвинив её в уменьшение численности полицейских на 20 тысяч человек в период, когда она возглавляла МВД Соединенного Королевства. Главный оппонент британского премьера отметил, что поддержал бы отставку действующего главы правительства: «Такие призывы звучат со стороны очень ответственных людей, которые очень обеспокоены тем, что она возглавляла МВД всё это время, когда происходило сокращение численности полицейских, а сейчас говорит, что, мол, у нас возникла проблема. Да у нас есть проблема, так как мы никогда не должны были сокращать численность полицейских кадров».

глава Лейбористской партии Джереми Корбин

В противовес Мэй глава лейбористов пообещал британскому избирателю немедленно увеличить число офицеров полиции на 10 тысяч правоохранителей.

Что ж, госпожа премьер-министр приняла вызов и огласила свой план противостояния экстремистам. Она предложила расширить полномочия силовых ведомств, увеличить сроки тюремного заключения для лиц, осужденных за терроризм, и упростить процедуру депортации иностранных граждан, представляющих потенциальную угрозу для общества.

Кстати, Тереза Мэй – политик, который, несмотря на протесты, недовольство, увещевания, готов уменьшить влияние экстремистских Интернет-сайтов ради безопасности граждан Великобритании (привет СНБОУ по запрету российских медиаресурсов). И британцы в большинстве своём относятся к этому решению положительно. А в этой стране нет войны, враг далеко, на европейском востоке.

Странное поведение Кремля

Ответственность за осуществление терактов в Великобритании традиционно взяли на себя боевики ИГИЛ. Это довольно обычная стратегия: террористы осуществляют, например, убийство на мосту, затем оказывают сопротивление – и ликвидируются. Концы в воду. А заявление о том, что повинно «Исламское государство» оглашают другие люди. И так все три теракта, но один и тот же почерк, и неизменный виновник.

Странными выглядят и заявления российских чиновников, которые по удивительному стечению обстоятельств совпадают с атаками экстремистов. Каждый раз в Москве подчеркивают: «надо бы, господа европейцы, снять с нас санкции, а мы уж вам поможем побороть терроризм путём создания общей коалиции».

Несмотря на то, что Англия ранее отказалась от сотрудничества с Россией, спецслужбы готовы поделиться всей имеющейся информацией, которая может помочь в расследовании теракта. Произошедшее в Манчестере показывает — никто не застрахован от подобных атак, и только сотрудничество стран и обмен информацией может дать положительный результат— председатель комитета Совета Федерации РФ по обороне и безопасности Виктор Озеров

Виктор Озеров

 

Что интересно, такая закономерность повторяется от теракта к теракту, произошедших и в Ницце, и в Берлине, да и в Лондоне. Во Франции, например, тему борьбы с терроризмом и улучшение безопасности страны активно использовали «друзья Кремля» Николя Саркози и Ле Пен. А российский пропагандист Сергей Марков вообще намекнул, что накануне второго тура президентских выборов во Франции нелишним будет еще один теракт в Париже – как это произошло перед туром первым.

Не говоря уже о том, что о потенциале России проводить террористическую деятельность по всему миру ознакомились многие иностранные государства, это уже давно превратилось не подлежащий оспариванию факт.

Кстати, Великобритания сталкивается с актами российского терроризма не впервые – агенты КГБ-ФСБ Луговой и Ковтун отравили полонием в центре Лондона своего бывшего коллегу Александра Литвиненка. Поэтому в самой Великобритании осознают возможное вмешательство третьих стран и в свои выборы.

Министр иностранных дел Соединённого Королевства Борис Джонсон ещё в начале мая 2017 года в «The Telegraph» заявил, что «Путин, конечно, был бы рад увидеть британскую оборону ослабленной, внешнюю политику Великобритании — менее активной, увидеть, что мы прервали контакт с Соединенными Штатами, это было бы на руку Путину, это то, чего он хочет. Он (Путин) склонен ко всякого рода грязным делам, поэтому мы должны быть бдительными».

Борис Джонсон

Позднее он предположил, что Кремль вмешивался в ход выборов в других странах, подытожив при этом, что ему «представляется совершенно очевидным, что именно он (президент РФ Владимир Путин) сделал это в США, абсолютно очевидно, что он сделал это во Франции».

Проукраинская позиция

Британия – главный враг Кремля на территории Европы. Правительство Терезы Мэй выступает в поддержку Украины и является инициатором ужесточения европейских санкций против России. Оно же направляет войска в Прибалтику для усиления сил НАТО в регионе, на границе с РФ. Премьер-министр не боится открыто осуждать политику Москвы в Сирии, поддержку Кремлём Башара Асада. Однако самое важное – постоянные переговоры Терезы Мэй с американским президентом Дональдом Трампом, где она пытается убедить главу Белого дома следовать курсу санкционного давления в отношении России. И даже на дипломатическом фронте неспокойно – встречи глав МИД Великобритании и России срываются уже который раз.

Против агрессивной политики российского руководства выступают и другие политические силы, входящие в национальный парламент Великобритании. Так, главный оппонент консерваторов, лейбористы, в своём предвыборном манифесте (программе) указали: «Мы столкнулись со сложнейшими, переплетающимися проблемами нашего времени в области безопасности и развития: продолжающиеся войны на Ближнем Востоке, беспрецедентное число беженцев, глобальный терроризм, изменения климата […], эксцентричная администрация США и растущая воинственность властей России».

Либеральные демократы — партия, еще недавно входившая в правящую коалицию, в своём манифесте заявляют: «Мы будем продвигать демократию и стабильность всУкраине и в соседних с ней странах, вопреки все более агрессивной политике России. В тесном сотрудничестве с нашими европейскими и другими иностранными партнерами мы будем оказывать на Россию максимальное экономическое и политическое давление с тем, чтобы она прекратила вмешательство в дела суверенных восточноевропейских государств».

Британия сегодня и завтра

Следующие пять лет станут самым что ни на есть тяжёлым испытанием для британского премьера Терезы Мэй и её команды. Мэй должна будет доказать британцам, достойна ли она носить звание новой «Железной леди».

Так, изначально придётся согласовать процедуру развода с европейскими партнёрами. Затем надобно будет сохранить страну, которая войдёт в затяжной экономический кризис.

Параллельно с этим начнётся активная борьба с экстремистами и оппонентами. Сейчас, если консерваторам не удастся заполучить большинство в национальном парламенте, Тереза Мэй вынуждена будет искать союзников, идти на переговоры с политическими противниками, в чём-то уступать. И такая ситуация продержится до новых парламентских выборов.

Кроме того, на международной арене продолжится противостояние между Британией и Россией, которое также придётся возглавить действующему премьер-министру. И эта битва, скорее всего, перейдёт и на территорию самой Великобритании. Ведь Кремль как никто другой, заинтересован в раскачивании ситуации внутри Соединенного Королевства – чтобы у того не оставалось сил на дела внешние.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениям