В Авдеевке погибли четыре человека. Гражданские. Мария Дикая, Асланова Елена, Ольга Курочкина и Олег Борисенко. У Елены двое детей остались сиротами. Сын Артем сейчас в коме, с ранением в голову. И еще дочь Женя семи лет. Вчера вечером девочка бежала по улице и просила о помощи, кричала, что у мамы оторвана голова.

У Марии Дикой осталась дочь-сирота Саша четырех лет. Сейчас она живет у бабушки, квартира которой также частично разрушена ранним попаданием. Девочка сильно напугана и не разговаривает.
У семьи Ольги Курочкиной и Олега Борисенко сиротой остался сын.

А на фотографии Зарина. Ей 10 лет. Ее вместе с семьей восьмого марта завалило в подвале в Зайцево. У неё теперь вообще нет дома.

Мне глубочайшим образом плевать, сколько денег за свои хрущевки получат москвичи, кроме тех полпроцента, что выходили на марш мира, которые третий год старательно отворачиваются от войны, которую устроила их страна и усиленно не замечают вот эти вот убийства.

Я вообще не понимаю — неужели вы и вправду не чувствуете, что митинг за свои районы около метро при полном, абсолютном равнодушии к убийствам — это… Черт, я даже эпитета не подберу.

Это допустимо только в том случае, если митинги против войны как минимум вообще не будут уходить с проспекта Сахарова — неужели это не чувствуется?

Это просто неловко.

Присоединяйтесь также к группе Другой Взгляд на facebook и следите за обновлениями

Аркадий Бабченко