Прогнозы о третьей мировой войне, которую КНДР якобы может начать, похоже, пошли на спад. Собственно, они изначально были не реальными, и Трамп загнал их в тупик, когда 1 мая в интервью информагентству CBS назвал Ким Чен Ына «достаточно умным парнем». На следующий день спикер Белого дома Шон Спайсер срочно пояснял: время встречи Трампа и Ким Чен Ына еще не настало.

Можно утешиться версией, – «сумбурный Дональд» опять сказал что-то не то, но к реальности она не имеет никакого отношения. Трамп произнес это не случайно, и хорошо знал, зачем это сделал. Это публичный сигнал Ким Чен Ыну с приглашением к личной встрече, например, в Пекине, которая выглядит более вероятной, чем встреча Трампа с Путиным. Встреча Трампа с Ким Чен Ыном может показаться фантастикой, но еще недавно фантастикой казалось восстановление дипломатический отношений между США и Кубой. А вот встреча Трамп и Путина все больше переходит в разряд фантастики, во всяком случае, до вывода войск РФ из Украины и Сирии. Послание об этом по Сирии Путин получил по телефону от Трампа, а от Меркель по Украине – лично в Сочи. Это второй «звонок» Кремлю после визита туда Рекса Тиллерсона 12 апреля с ультиматумом.

Происходящее в КНДР и вокруг нее станет более понятным, если принять во внимание ее социальную сущность.

КНДР – это государство неоавторитарного типа, принадлежащее ко второй волне их появления. К первой волне таких государств относятся СССР, Третий Рейх, Италия Муссолини, Испания Франко, Португалия Салазара и некоторые другие. Их появление – результат поражения демократических сил в борьбе с авторитарными после ликвидации революциями традиционных монархий, место которых с разной скоростью заняли новые авторитарные режимы. Условно их можно назвать «народными монархиями» и первым ранним примером установления такой считают Францию Бонапарта Третьего. Иногда ее даже называют «народной империей».

Одно из важных отличий «народных монархий» от традиционных – над ними постоянно висит Дамоклов меч нелегитимности, так как они появляются в результате зигзагов революций, и поэтому вынуждены постоянно оправдываться за свое появление. Традиционным монархиям проще, – их считают ниспосланными небом, и на их легитимность работает время. «Народные монархии», если не смогли обеспечить себе поддержку старых королей, как это сделали Муссолини и Франко, обречены на вечную необходимость доказывать свою легитимность. В РСФСР/СССР этим занимались с первого и до последнего дня их существования, для чего и был создан миф о «Великой Октябрьской социалистической революции». Когда этот миф стал по естественным причинам выдыхаться, особенно после деликатного разоблачения Хрущевым «культа личности» Сталина, что было попыткой спасти миф о «Великом Октябре», при Брежневе его стали активно подпирать новым мифом о «Великой Победе» в 1945 г. социализма над капитализмом. Но это тоже не помогло, и коммунистический неоавторитарный режим рухнул, лишь не намного пережив аналогичные неоавторитарные режимы в Испании и Португалии, которые не стремились к планетарному господству.

История показывает: продолжительность жизни неоавторитарных режимов – около 30-70 лет, в зависимости от различных комбинаций внутренних и внешних факторов. В 2018 г. исполнится 70 лет с провозглашения КНДР. Есть повод задуматься, и этим в КНДР заняты не один год. Допуск в КНДР китайских частных компаний, разрешение джаза и другие новации в разных сферах жизни, иногда сугубо бытовые, – демонстрируют: в психологии северных корейцев происходят изменения, совсем не в русле ее исходных идеологических установок и стандартов. В некоторых случаях их инициатор – сам Ким Чен Ын, который по данным разведки Республики Корея, окончил Международную школу в швейцарском Берне. Но не следует считать, что он – агент ЦРУ или Моссад. Его брат – Ким Чен Нам, убитый 13 февраля в Малайзии, тоже учился в Швейцарии.

Обстоятельства вынуждают Ким Чен Ына идти на реформы, подобно тому, как они вынуждали Хрущева, Брежнева или Горбачева, и в руководстве Трудовой партии есть свои «партии» консерваторов и реформаторов. Но Трудовой партии еще очень далеко до «партии» Ельцина и «партии» Лигачева с его сакраментальной фразой «Борис, ты не прав». Тем более до Демократической платформы в КПСС. Сравнение Ким Чен Ына с Дэн Сяопином тоже пока под вопросом, но не исключено, что реформирование КНДР будет происходить по образу Китая. Пока лишь можно уверенно утверждать: в скорой перспективе КНДР перестанет быть привычной всем КНДР. Наиболее вероятно, КНДР на пути к затяжной либерализации по образцу Кубы.

«Народные монархии» обречены на падение гораздо быстрее, чем традиционные, так как берут на себя аморфные популистские обязательства, которые объективно не могут выполнить, и авторитарны до степени тоталитаризма, так как для выполнения их требуют мобилизации и полного подчинения себе от всего населения. Традиционным монархиям проще: они никогда не обещали построить коммунизм или нечто похожее. Если это и было, как в исламских государствах при их возникновении, то об этом все настолько забыли, что ИГИЛ и любые реакционеры, назвавшись «революционерами», могут снова это обещать и призывать вернуться к истокам ислама, марксизма или какой-нибудь местной гибридной самобытности как в КНДР. В результате «народные монархии» сразу оказываются под угрозой атаки с двух сторон: родственных фундаменталистов и своих поверженных оппонентов – революционных демократов. Поэтому «новые монархии» более авторитарны, чем старые. Например, шведский король Густав V (1908-1950) в сравнении с Гитлером, Сталиным, Муссолини и Франко был законченным демократом, – он терпел в стране все партии, включая несколько коммунистических.

КНДР как раз в «возрасте СССР», когда приходится выбирать между реформированием «сверху», революцией или войной, которая может отсрочить и то, и другое. Ким Чен Ыну нужно выиграть время для широких реформ «сверху», и буффонада войны позволяет это сделать. Буффонада с ракетами и учениями, как и информация о покушении, которое якобы готовили на него ЦРУ и спецслужбы Южной Кореи, делают Ким Чен Ына почти неуязвимым для критики со стороны противников реформ. Дополнительный бонус – поставки в кредит оружия и товаров из РФ, заинтересованной по многим причинам в создании КНДР имиджа еще большей угрозы миру, чем сама РФ, пусть и фиктивного. Ким Чен Ын прибегает к теме войны, как к верному средству всех неоавторитарных режимов для продления сроков их жизни. Классики – режимы Сталина, Муссолини и Гитлера сразу стали эксплуатировать эту тему. В более недавней истории Каддафи воевал с Египтом, из-за чего одно время даже доказывал, что ливийцы – это не арабы, и пытался захватить Чад. Чавес и Мадуро, ощущая шатание своих «красных тронов», несколько раз пытались спровоцировать войну с Колумбией. Не начни Сталин в компании с Гитлером вторую мировую войну, и разоблачение «культа личности» произошло бы лет на десять раньше, – у фюрера запас прочности был больше, благодаря аншлюсу Австрии и Судет.

Ким Чен Ын тоже прибег к теме войны, но в отличие от Гитлера, Муссолини и Сталина – в форме буффонады. В КНДР военные и все население 60 лет готовятся к войне, которая все никак не начнется, и Ким Чен Ын не может не считаться с этой традицией. Более того, как истинный лидер КНДР, он уже просто обязан кого-то разгромить, чтобы оправдать полвека боеготовности. Проблема лишь в том, что КНДР не может победить никого из соседей, кроме России, захватившей в XIX в. территории, населенные корейцами. Но в КНДР воевать с РФ, вроде, не собираются. В итоге вся эта буффонада с войной имеет три возможных конца: «перестройка» по-корейски, устранение Ким Чен Ына консерваторами или война с РФ. В данный момент все три сценария кажутся фантастикой, но меньшей, чем высадка десанта КНДР в Японии или США. Сама РФ стремится продвинуть данную буффонаду по направлению: если с территории КНДР выпустить ракету по США и сказать «Это не я», подобно «Их там нет», то что из этого выйдет? Странные существа, эти россияне.

Присоединяйтесь также к группе Другой Взгляд на facebook и следите за обновлениями

Сергей Климовский