Обыски, аресты, запугивание, похищения, убийства. Все это методы террора, развязанные оккупантами против крымскотатарского народа. Понимаем ли мы весь ужас происходящего в Крыму? Осознаем ли, что даже в этих условиях народ борется, остается верен традиции ненасильственной борьбы за свою родину?

Я не уверена в этом. Часто можно услышать, что в Крыму многие вполне довольны российским присутствием. Пенсии, зарплаты, «родная гавань». Время от времени мне задают вопрос: «Как найти путь к сердцу тех, кто заражен путинской пропагандой?» Я обычно отвечаю на это вопросом: «Зачем?». Зачем искать путь к сердцу сомневающихся, когда прямо сейчас истинно верных и правдивых перемалывают жернова машины террора? Давайте подумаем как поддержать их. Как дать им надежду? Как не дать отчаяться в одиночестве? Переубеждать заблудших будем тогда, когда все свои спасены и в безопасности.

Мне глубоко плевать, вспоминают ли об украинских ценах и качественных продуктах крымские бабушки, которые в начале 2014 года не могли перевести с украинского слово «йод». Мне важно, чтобы те сотни крымских татар, которые выходят на акции солидарности, становятся в одиночные пикеты, собираются под судилищами и сбегаются к соседским домам в момент незаконных обысков, знали, что украинский народ с ними, что мы восхищаемся их несгибаемостью и боремся за общую свободу. К слову, большая часть мучителей — это украинские граждане, перешедшие к оккупантам на службу. Как и большая часть тех, кто безразлично отворачивается от темы репрессий против крымскотатарского народа. Не стоит забывать об этом, когда очередной раз возникнет спор, о том, что прежде чем «давать права» коренному народу, стоит выслушать мнение всех крымчан.

P.S. Права — незыблемая константа свободного общества. Они не даются и не отнимаются. Они просто есть. Государство может либо гарантировать их, либо дискриминировать людей их попранием. Правовое государство — гарантирует. Неправовое — дискриминирует под россказни об «альтернативном мнении» и необходимости достучаться до всех сомневающихся сердец. Сильное государство защищает своих. Слабое — пытается уговорить чужих.

Лариса Волошина