18 июня во Франции состоится второй тур парламентских выборов, которые определят политическую картину Пятой республики на ближайшие несколько лет.

Во время первого тура, который прошел 11 июня этого года, основанное Эммануэлем Макроном движение «Республика на марше» и его союзник — партия «Демократическое движение» получили почти треть голосов избирателей — 32,3%.

Второй финишировала партия «Республиканцы» — 21,6%. На третьем месте оказался «Национальный фронт» Марин Ле Пен — 13,7%. Левая «Непокоренная Франция» Жана-Люка Меланшона получила 11,02% голосов. Последнее место заняла в прошлом правящая «Социалистическая партия» — 7,44%.

Напомним, выборы в парламент Франции проходят по мажоритарной системе. Кандидатов выбирают в одномандатных округах.

Для победы в первом туре каждому из претендентов необходимо набрать более 50% голосов. Там, где этого не произошло, через неделю будет второй тур голосования, где будет достаточно простого большинства.

Макрон — новый де Голль?

После триумфальной победы Макрона на президентских выборах единственным вопросом оставалось — сумеет ли он с такой же молниеносностью преодолеть всех соперников на выборах в Национальное собрание. Как свидетельствуют последние социологические данные, у его партии есть все шансы стать несомненным лидером этих гонок.

Только по приблизительным расчетам, «Республика на марше» может получить около 70% депутатских мест. Это означает, что могут рассчитывать от 395 до 425 депутатских мандатов из 577.

Такой парламентской поддержки не имел ни один хозяин Елисейского дворца со времен генерала Шарля де Голля. В 1968 году партии, которые его поддерживали, завоевали 394 места из тогдашних 485.

Но де Голль был боевым офицером, участвовал в Первой и Второй мировых войнах. Поэтому, как говорит эксперт-международник Евгений Магда, если сравнивать его с Макроном, то воинственность последнего носит гибридный характер.

«Макрон ориентирован на восстановление французского величия, а не на то, чтобы бросать военных в какие-то битвы, — считает эксперт. — Прежде всего, речь идет о том, что он будет повышать роль Франции на международной арене и показывать, что она может быть более эффективной».

Новые лица

Многие стремятся разгадать, в чем же заключается феномен Макрона. Ведь он, в буквальном смысле этого слова, рухнул на французскую политическую орбиту как снег на голову. Откуда такая популярность у политика, который не принадлежит ни к одной традиционной политической силе — загадка даже для некоторых опытных политических аналитиков. Кто-то убежден, что успех центристского политика — следствие тотальной усталости французов от «старых лиц», которые уже не являются выразителями их запросов. Своего рода — желание перетасовать колоду политических карт.

Другие же считают, что победа движения Макрона — проявление незаурядной консолидации еврооптимистов и противодействие правым идеям в стране.

«Феномен Макрона заключается в том, что он, фактически не имея опыта работы на выборной должности, сумел доказать (с помощью различных передовых политических технологий), что является новой надеждой французской политической системы, Пятой республики, — рассказывает Магда. — С одной стороны, французы разочаровались в социалистах. С другой — не изъявили желания поддерживать Ле Пен. Ведь ее мысли не коррелируются с позицией большей части общества. Ле Пены во Франции не выигрывают. Так уж сложилось исторически. И Россия не делала ставку на Ле Пен. Там полагались на Фийона по той простой причине, что избирателям Фийона поддерживать было легче, чем Ле Пен. Последняя оказалась в своеобразной изоляции — и из-за отца, и из-за собственных заявлений. То, что выиграл Макрон — неудача для Москвы. Если бы он проиграл, то французское общество было бы более подготовлено, чтобы вернуться к «исконной дружбе с Россией».

Движение на Европу

Как бы там ни было, но молодой и перспективный президент не перестает удивлять мир своей активностью уже с первых дней правления.

Сразу после официального вступления в должность, Макрон назначил нового главу правительства — консерватора Эдуара Филиппа. Также был оперативно сформирован кабинет министров.

И на международной арене он заявил о своей позиции. Параллельно с ведением парламентской кампании успел встретиться с Меркель, Трампом и даже Путиным.

С последним, кстати, у него получился довольно жесткий диалог. Переговоры за закрытыми дверями закончились совместной пресс-конференцией, на которой Макрон назвал российских «журналистов» из Russia Today провокаторами и агентами влияния, распространяющими дезинформацию.

Таким образом президент Франции, безусловно, задал новый темп французского присутствия в европейском регионе. Ряд экспертов уже называют его едва ли не самым имиджевым конкурентом для канцлера Германии Ангелы Меркель.

Можно предположить, что с поддержкой парламента, в полной боевой готовности, хоть и не будучи генералом, финансист Макрон сможет по-новому представить Францию ​​в мире.

Сумеет ли Франция во главе с «новым де Голлем» вновь стать ведущей страной европейского контингента, подвинув с пьедестала Германию, — покажут результаты парламентских выборов. И не только во Франции, но и в Германии. Ведь уже звучат мнения, что после Франции Москва может активно вмешиваться в избирательный процесс теперь уже в Германии.

Обновление политических элит

Что касается самой предвыборной парламентской кампании, то она в этом году действительно довольно необычна для французского общества. Стоит отметить, что в штаб партии Макрона поступило около 15 000 анкет желающих стать кандидатами от новой политсилы в Национальное собрание.

Команда президента выработала новые критерии к своим потенциальным кандидатам. Ключевой задачей было максимальное обновление политического класса. Сначала подавать заявки могли только те, кто ни разу не баллотировался в Национальное собрание. Однако позже этот критерий несколько смягчили. От потенциальных кандидатов требовали полного разрыва с их бывшими партиями. Также обязательным условием было отсутствие судимости и компрометирующих факторов.

И эта стратегия оказалась довольно успешной. «Новые лица» разбавили привычную политическую массу французского политикума и нашли своего благодарного избирателя.

Так, из 577 избирательных округов «Республика на марше» выставила кандидатов в 526. Из них 266 — женщины. Более половины номинантов моложе 46 лет.

Украинский вопрос

Многие эксперты пытаются спрогнозировать, изменится ли политика Франции в отношении Украины. Особенно в контексте «нормандского формата». Ведь для Киева, в условиях продолжающегося противостояния с Россией, поддержка ключевых игроков европейского региона является важнейшей задачей.

«Украине сейчас не стоит мечтать о своем Макроне, или о своем Трампе, — считает Евгений Магда. — Можем ожидать только появления локальных «макрончиков». Макрон не является проукраинским. Он — профранцузской. Нацелен на Францию. Поэтому можно сказать, что нормандский процесс пока не изменится. Хотя бы до тех пор, пока США не скажут свое громкое слово. Хотя политика Франции по Украине в целом может стать иной. Не забывайте, наша страна для Парижа всегда находилась в тени Москвы. Сейчас есть шанс изменить это положение вещей».

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениям

Романия Горбач