Россия хочет продать Турции зенитный ракетный комплекс С-400 по цене $500 млн за дивизион. Для обсуждения военно-технического сотрудничества в среду президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прилетел в Сочи.

Вопрос заключается в том, что мы имеем дело с довольно сложной и обманчивой политикой Эрдогана. С одной стороны, ему необходимо решить сирийский вопрос. Это – ключевая проблема, вокруг которой крутится сегодня турецкая политика. И для того, чтобы каким-то образом поощрять Россию к дальнейшим переговорам, необходимо ее стимулировать. Другими словами, демонстрировать готовность к более тесному сотрудничеству. В первую очередь купить что-то, что является конечным продуктом с высоким уровнем добавленной стоимости, а что может быть лучше покупки оружия? Поэтому этот переговорный процесс может в конечном итоге привести к покупке Турцией российского оружия. Это не вопрос. Это может также быть частью предварительных договоренностей о более тесном сотрудничестве или ad һос – когда решение принимается как поощрение более тесных переговоров.

Сам факт того, что Турция может купить российское оружие и даже сотрудничать с Россией, как мы видели это в Сирии, означает, что как раз сирийский вопрос является ключевым для Турции, и страна готова договариваться с кем угодно ради его решения. Если для этого нужно поощрить, то лучший способ – покупка.

Других сигналов, которые свидетельствуют о росте уровня военно-технического сотрудничества между Россией и Турцией я не вижу. По большому счету, он и не может быть большим, потому что Турция – страна НАТО, ее оружие соответствует натовским стандартам и российское вооружение не может быть достойным товаром на турецком рынке. Конечно, можно предположить, что при определенной возможности через Турцию будут продавать в третьи страны, однако вряд ли сейчас Турция будет этим заниматься.

Эпизод переговоров о покупке российского оружия стоит рассматривать именно в контексте поощрения партнеров к дальнейшим переговорам.

Если анализировать другие аспекты сотрудничества Россия-Турция, то изменений мало. Вопрос экспорта помидоров в Россию – серьезный удар по турецкой экономике, по визам решение тоже не изменено. Это два болезненных вопроса для Турции, где ситуация все еще неопределенная. Здесь мы видим дипломатию, которая говорит ничего не значащими словами. И мы видим очень много слов, за которыми есть раздражение друг другом, готовность, вопреки всему договариваться по Сирии или по крайней мере искать новые варианты. Но это вряд ли можно называть сегодня сближением позиций сторон, которые в будущем стали бы основой для более серьезного сотрудничества.

Присоединяйтесь также к группе Другой Взгляд на facebook и следите за обновлениями

Игорь Семиволос