Русской матушке Светлане Агеевой вот только сейчас в голову пришло: это ужасно, когда люди стреляют друг в друга, потому что стрелять должен кто-то один, и она даже знает кто.

Светлана Агеева, учительница английского языка, мать ефрейтора, злодейски плененного на территории Украины, интервью «Гордону»:
«Мы очень-очень ждем его возвращения. Надеемся, украинские власти пойдут навстречу… Кредит?.. Это совершенно не имеет значения! Там мелкая сумма, кроме того, я еще работаю. При чем тут кредит? Я категорически опровергаю, что сын уехал воевать за длинным рублем! За каким рублем? У нас не было таких проблем, чтобы из-за денег на смерть идти или на тяжелую работу какую-то. Да, в нашем регионе небольшие зарплаты, но мы всю жизнь так жили. И нам хватает, находим выход из положения. Официально заявляю: это неправда, у нас есть все!.. Братья стреляют друг в друга – вот что страшно. Мне просто вот сейчас в голову пришло: это ужасно, когда люди стреляют друг в друга. Мы, простые обыватели, ждем-ждем, смотрим на эти Минские соглашения. Это крик души… Очень тяжело, когда мы, один народ, стреляем друг в друга. Мы, например, по-доброму к вам относимся. У нас никогда не услышишь ничего такого по отношению к украинцам. Во всяком случае, там, где я живу, нет такой ненависти. А тут и в мой адрес, и в адрес сына матом: мол, такие-сякие. Очень страшно и неприятно такое слышать. Неприятно – это мягко сказано «. 

Мягко говоря, Светлана Агеева была в шоке. Вот что, в частности, мягко писала Светлана злым украинцам в «Одноклассниках»: «Мы — мрази, а вы белые и пушистые? Это ты выродок… Да, наверное тебя с автоматом трудно представить, ты только в сети сидишь и тявкаешь?», короче, а ну иди сюда, козел, ну, давай, иди, что, засцал, да? Сразу видно, что писала учительница большой русской грамотности, скорбящая мать, человек широкой души, привыкший относиться к украинцам по-доброму. И чем же отплатили ей за эту доброту украинцы? Как следует из переписки, как минимум, обозвали мразью, выродком и, судя по всему, тупой п # здой, хотя это уже совсем несправедливо, потому что сельская учительница английского языка в России — сам по себе человек очень уважаемый, хваткий и даже потенциально опасный.

Трудно объяснить, зачем российским детям в эпоху возвращения к истинным истокам цивилизации изучать такой бессмысленный и уродливый атавизм, как английский язык. Во-первых, в жизни он не пригодится, во-вторых, уже сейчас, осознавая весь рост вяличия вяликой России и ее вяликого президента Путина Владимира Владимировича, мир очень быстро переходит на русский, в-третьих, английский язык — это язык оголтелой русофобии, а также откровенной содомии, ибо не зря сказано в писании: «Сегодня ты английский сдал, а завтра гею в душе дал»; любой, кто изучает английский язык, — латентный национал-предатель. Таким образом, в условиях всеобщего национального прозрения профессия учителя английского становится в России вредной и непрестижной, в моду входят такие патриотические предметы, как писание гусиным пером, беглый счет на балалаечных струнах до цифры «три», усекновение розгами и основы слежки за тятей.

В подобной ситуации любой учитель английского, сумевший «найти выход из положения» и удержаться на плаву, не прибегая к «тяжелой работе» вопреки неумолимой поступи прогресса, очевидно, обладает незаурядными способностями к выживанию и наверняка держит в ежовых рукавицах половину районо, а может быть даже гонит самогон, что автоматически ставит перед ним раком все село включая окрестные болота.

Именно поэтому сын учительницы-самородка из села Топчиха по имени Виктор Агеев никак не мог поехать в Украину за длинным рублем: у мамы было все, даже кредит, но очень маленький, незначительный, на гусли, разве ж это кредит. Слишком уж хорошо жил Виктор, чтобы из-за длинного рубля на работу идти. На смерть он, впрочем, тоже не пошел, а просто поехал в Украину, чтоб самому там всех убивать, — а это же совершенно другое дело, что ж в нем плохого-то, наоборот хорошо, льготы. Мама любила Витю, Витя любил воевать, вот и отпустила навстречу счастью совершенно бескорыстно, пусть тешится дитятко, укроп косит.

Из передач Киселева и несколько разонравившегося, но тоже очень эротического Соловьева Светлана Агеева знала, что сыночку в Низалежнай ничего не грозит. Президентом там работает глупый алкоголик, погрязший в разврате, коррупции и международном попрошайничестве, премьер — еврейский фашист, вместо денег в Украине соль, вместо еды — снегири, вместо дров — ветераны великой отечественной войны (но надолго ль им хватит ветеранов-то без газа-то российского?), в Киеве бунт и погромы, народ мечтает о столице в городе Москва, армия — сборище наркоманов с палками и трусливых наемников НАТО, воюющих исключительно с мирным населением Донбасса, особенно с женщинами и детьми.

Иногда они, конечно, случайно попадают в донецких ополченцев, но стоит выйти в поле воображаемому русскому витязю, которого на украинской территории, конечно, нет, но вдруг заблудился или там еще чего, — вся укроповская шайка бежит с поля боя куда глаза глядят, неся тяжелейшие потери, и даже в каком-то смысле хорошо, что от этих фашистов еще хоть что-то осталось, — как раз хватит Витечке на пострелять, да на орден, да может на рупь какой длинный, хотя это уже, конечно, лишнее.

У самого Витечки на телевизор времени было немножко меньше, но замполит был тоже хороший. После Ерофеева и Александрова, выложивших укропам все военные тайны, только бы кровавые палачи оставили им хотя бы одну почку на двоих, командование сделало вывод, что перегибать палку с воспитательной работой среди личного состава отпускников тоже не стоит, ибо кто в него захочет, в такой отпуск. Однако увидев, в каком бодром темпе голодные и необученные хохлы перерезали и перестреляли разведгруппу во главе с супервитязем «Алексом», Витечка мгновенно вспомнил страшное, раскололся и вывалил кровавым рептилоидам все что знал, а у безутешной старушки-матери внезапно случился крик души про Минские соглашения, и как она ждет-ждет, и все никак, и что ж это такое делается, бабоньки, людей живых убивают-то, караул, Путин помоги.

Только сейчас в голову Светлане Агеевой пришла неожиданная и даже в некотором роде парадоксальная мысль: это ужасно, когда люди стреляют друг в друга. Ладно бы один стрелял, например, Витя Агеев, а другой падал и сдыхал, сука укропская, так нет же, отстреливается, в живого человека-то стреляет, в один народ, как же это тяжело. В брата стреляет-то, вот что страшно! Вот откуда такая ненависть у украинцев к русским-то? Русские к ним всегда с добром приезжают, а эти с ненавистью-то какой, еще и матом: мол, такие-сякие.

Очень страшно и неприятно такое слышать, и это еще мягко сказано.

Совесть потеряли укропы бешеные, у матери сына родного отняли, кровинушку невинную, а он всего-то и того, что дело военное любил, в жизни мухи не обидел, пороху не нюхал, только маршировал очень красиво, с огоньком, и честь отдавал, и так по-доброму он ее отдавал, что прапорщики рыдали, как малые дети, а один старый генерал даже надолго ушел под себя, — и что же, в плен его за это брать, за все добро-то?.. Остается лишь надеяться, что мудрые украинские власти пойдут навстречу славному мальчику и его безутешной матушке да возвернут на Алтай чадушко ненаглядное, неграми американскими в тюрьме не тронутое, на органы не пущенное, с трофеями не отобранными. И коли вернут матушке чадушко, благодарочка будет несусветная, и пожелание доброе, чтоб Владимвладимыч Путин убил всех хохлов проклятых, фашистов гребаных, чтоб ненавистью своею они к добрым русским людям удавилися.

 Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениям

Василий Рыбников