За последние три года украинская история прошла в своем развитии период, пройденный многими государствами в течение нескольких десятилетий, если не столетий.

Революция конца 2013-го, аннексия и потеря Крыма, война на Донбассе — все это сжалось в плотную точку и поместилось в отрезке нескольких месяцев, превратив следующие три года в политическую бесконечность, пишет Станислав Васин для ZN

Несмотря на отсутствие конца, бесконечность эта имеет вполне ощутимое начало: геометрия потерь действительно поражает. Мы без боя сдали Крым — из соображений «политической целесообразности». Мы убедили себя, что оставлять административные здания Донецка и Луганска — это «не паниковать» и «держать ситуацию под контролем». Мы свято верим, что вся украинская армия не была способна справиться с Гиркиным и несколькими десятками наемников, а выпустить уже окрепшую группировку террористов в Донецк — означало спасти заложников, которыми прикрывали отход.

В итоге за неполные полгода — с весны по осень 2014-го — Украина лишилась Крыма и промышленной части Донбасса, сумев рационализировать каждую из этих потерь. Формула довольна проста: «Виновата РФ». Впрочем, к виноватым примыкают и те, кто сами оказались в заложниках, застряв в вымышленном, недавно созданном мире между плитами блокпостов. У государства обнаружился редкий талант разбрасываться своим. Вот уже три года несколько миллионов людей, живущих за бетонными плитами под триколорами, пребывают в информационном вакууме. Одно из крупнейших, а может — и крупнейшее событие украинской новейшей истории обросло колючей проволокой, минами и — тишиной.

Сложно поверить, но за это время война и оккупация территорий Донбасса так и не были проговорены в национальном эфире: к тем, кто остался за блокпостами, не прозвучало ни одного обращения от президента. Не названо ни одного реального срока деоккупации. Отсутствует и сама стратегия возвращения этих земель. «Минск» безальтернативен только потому, что всех, в той или иной мере, устраивает его неисполнение. Так уже думают даже те, кто здесь воюет под знаменами «народной земли».

Однако если возвращение Донбасса под украинский контроль буксует по объективным военно-политическим причинам, то совершенно неясно, почему государство так легко и скоро отказывается от тех, кого считает своими. На протяжении трех лет наши спецслужбы ломают голову над тем, как информационно пробиться на оккупированную территорию, что само по себе уже показательно. Показательно потому, что оккупированный Донбасс в сознании большинства по ту сторону блокпостов — словно призрак: пустой, без людей. Тогда как гуманитарная составляющая этого конфликта — сами люди — сотнями тысяч ежемесячно пересекают линию разграничения, не ощущая на себе никакой информационной работы с украинской стороны.

Круглосуточному массиву российской и местной пропаганды в «ДНР» действительно вряд ли возможно что-либо противопоставить в техническом смысле. Человек — такой же информационный продукт, как и текст. Он так же активно впитывает в себя любые геополитические смыслы, которые будут повторены энное количество раз. И в этом «республика» на высоте. Здесь экономят на пенсиях и зарплатах, но не скупятся на будущее. Российские политтехнологи прекрасно понимают — и в этом они абсолютно правы, — что любой социальный минус до определенного этапа можно перекрыть информационным плюсом. Все зависит от того, как подать главное блюдо в часовых новостях. Приходится ли после этого удивляться, что большинство «оставшихся» (уже устойчивое здесь выражение) в оккупации, как минимум, безразлично относятся к Украине, совершенно не реагируя на ее новейшую историю после Майдана, боясь и не понимая ее? «ДНР» ставит на будущее, мы — воюем на фронтах прошлого. Пока насущную повестку дня украинского информационного — да и политического — пространства занимает вопрос блокировки российских социальных сетей и празднования 9 Мая, в «республике» круглосуточно воспитывают новое поколение, тем самым углубляя оккупацию — не получая ни километра новой земли.

то же мы видим с отечественной стороны? Ничего. Украинский мейнстрим ведет себя так, словно не замечает войны. Словно нет тех десятков тысяч людей, которые вот уже четвертый год мерзнут/изнывают от зноя на блокпостах, при этом путешествуя за украинскими продуктами и пенсиями, а затем возвращаются в «ДНР» и вновь проклинают все, что связано с Украиной. Неопределенность позиции, ее ситуативность, недостатки жизни в «республике» — вот, казалось бы, та благодатная почва, которая должна подтолкнуть Киев начать реальную деоккупацию региона — с его населения, «с головы». За период конфликта наши СМИ, волонтеры и спецслужбы собрали огромный массив материала, который, без сомнения, вывел бы восприятие этого конфликта местными за рамки шаблонов «нацистов» и «колбасы» — и помог бы шире взглянуть на ситуацию.

В конце концов, речь идет о том, что из себя представляет эта система, какие люди ее наполняют, что имел тот же Донецк до войны — и чего лишился теперь. О том, что здесь, в «ДНР», человек — это пыль, какую бы социальную роль он ни играл. Система всегда его перемелет и превратит в труху, если он будет выпадать из общего механизма. «И если есть те, кто приходит к тебе, — найдутся и те, кто придет за тобой». Классика советской парадигмы мышления и взгляда на личность. Возможно, мы и сами тогда пребываем в шаблонах постоянных «перемог», когда за последние всерьез выдаются никому не известные радиочастоты, едва ли добивающие до крайних районов Донецка? Тогда как прямо «под носом» и далее бредет многотысячная очередь людей, ненавидящих 25 лет прошлого и не видящих никакого будущего. Что предложат им там, где висит сине-желтый стяг? Дешевый сорт сыра, которым, кстати, забиты и полки Донецка? Здесь, в «ДНР», им предлагают нечто значительно большее — миф. Советский или российский — неважно. Главное, что им можно жить очень долго, путешествуя раз в месяц к странным, уже непонятным «существам» за едой.

Разумеется, все и всегда не просто. «Аргумент смерти», как многие его здесь называют, никуда уже не уйдет. Те, кто потерял своих близких в этой войне, вряд ли однажды смогут принять флаг, под которым летели в них пули. Если представить себе невозможное — что украинская власть просто сейчас возвращается в оккупированный Донбасс, — мы получим еще большую проблему, чем сам факт оккупации. Никто — ни власть, ни население свободных территорий, ни местные из числа пророссийских — не готовы к такой встрече. Получить регион, где три года планомерно учили ненавидеть тех, кто стоял по ту сторону баррикад, — означает запустить обратный отсчет. Рано или поздно все вновь повторится, — повторится, чтобы уже окончательно лишить нас своей земли. Не потому ли пресловутый «Минск» — такой безальтернативный? И не потому ли будущее ныне складывается не из пуль, а из каждого упущенного дня — дня, в который наша страна снова так «талантливо» промолчит?

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениями

Станислав Васин