Во времена Виктора Януковича Ассоциация с ЕС нужна была Украине еще и потому, что позволяла сделать Виктора Федоровича хотя бы чуть-чуть менее тотальным. Она позволяла локализовать коррупционные аппетиты его окружения, окружить их красными флажками и заставить мыть руки перед едой. Именно это было той причиной, по которым экс-президент до последнего торговался. И, в итоге, сбежал, получив от России первый транш из обещанных 15-ти миллиардов.

Виктор Янукович отчаянно не хотел никаких поводков – включая цивилизаторские. А получение европейских денег всегда было связано с обязательствами. В рамках которых эксцентрика местных вождей ограничивалась, а их право на глупость – кастрировалось. Европа – это не география, а мировоззрение, и если кто-то хочет ей стать – мало быть западнее уральского хребта. Нужно еще соблюдать правила общежития – те самые, которые делают одни страны успешными, а другие – периферией.

Подписание ассоциации с ЕС для Украины было чем-то наподобие летописного призвания варягов: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет – придите и владейте нами». Передача части суверенитета на наднациональный уровень. Особенно в ситуации, когда местная элита воспринимает суверенитет как право воровать.

Вспоминать довоенную Украину приходится всякий раз, когда украинские политики решают поиграть в «русский мир». Всякий раз, когда запад напоминает Киеву о его обязательствах по реформам, находятся те, кто всерьез начинают говорить о том, что «сами с усами» и «никто нам не указ». Нардепы Барна или Дейдей – лишь наиболее яркие, но не единственные иллюстрации подобной неадекватности.

Их риторика чрезвычайно напоминает российскую. Потому что Москва всегда стремилась быть сувереном. Тем самым, что волен совершать ошибки без оглядки на кого бы то ни было. Для имперского самоощущения сама идея, что своеволие может быть ограничено, воспринимается как кощунство. И это, кстати, отнюдь не только российский симптом.

Игры в «суверенность» мы наблюдаем вдоль всей западной границы Украины. Варшава сражается с судебной системой, Бухарест пытается декриминализовать коррупцию, Орбан воюет с европейскими ценностями. Все эти страны стали успешными благодаря Европе – и теперь с этой же Европой пытаются бороться. Рецепты их успеха писались в Брюсселе – том самом, с которым эти государства пытаются враждовать.

Можно долго искать ответы в истории. Винить бывшие империи или советскую зону оккупации. Но все это вторично. Куда важнее то, что успех каждой страны Восточной Европы стал возможен благодаря одному простому факту. В свое время все они купили у запада франшизу на модель социального общежития. Лишь десятилетия реформ дали им возможность нынешнего своенравия. Только случившиеся по западным лекалам перемены позволили им занять место в первом мире – а не остаться на периферии.

А Украина и вовсе находится в самом начале пути. Ее реформы – пусть даже половинчатые – и вовсе стали возможными благодаря войне. Потому что лишь вторжение уничтожило возможность элит сидеть на двух стульях. До войны Киев попеременно брал деньги на западе и востоке. А когда Брюссель напоминал об обязательствах – шантажировал его угрозой бегства к Москве.

Теперь этой возможности больше нет. Тумбочка с деньгами одна – и она же единственная. Получать кредиты можно лишь на четких правилах. Одно из которых – ограничение произвола и коррупции. Именно война создала условия, в которых пренебрегать требованиями запада больше не получится. Потому что Украина не экономический суверен.

То, что Киев находится в клиентских отношениях с западом – один из немногих шансов страны. Потому что это в Румынии попытки властей декриминализировать коррупцию выводят на улицы десятки и сотни тысяч людей. А в Украине майданы собираются лишь как реакция на насилие и попытки узурпации власти. Этого недостаточно, чтобы общество было самостоятельным контролером преобразований. В итоге, успешность реформ в «Нафтогазе» или в госзакупках зависят от твиттеров ЕС и Госдепа. Которые всегда могут напомнить официальному Киеву о том, что пряники идут в комплекте с кнутами.

И именно это внушает надежду. Потому что это единственное, что сдерживает самодеятельность украинских “ципрасов” и “чавесов”. Украинское общество и выбранные им элиты привыкли воспринимать “европу” лишь как благоденствие. Забывая о том, что вся привлекательность Европы стала возможной благодаря правилам, этике и системе сдержек и противовесов. И Украина сегодня напоминает подростка, которого всего лишь учат гигиене, этикету и здоровому образу жизни.

Потому что современный мир – он не про независимости. Он про наиболее эффективные системы взаимозависимости. И любая страна в мире, если она претендует на развитие, должна стать западом. Даже если это Япония.

“Дейдеи”, “барны”, “ляшко” и их непубличные единомышленники просто не понимают реальность, в которой оказалась Украина. Они были бы рады поиграть в “орбана”, но, к счастью, этой возможности у них нет. Просто в силу того, что на другом полюсе их ждет “русский мир”. Опасность которого уже никому не позволяет играть в “многовекторность”.

Мы не суверены. К большому счастью.

Павел Казарин

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям