Знаете, меня начинают немного выбешивать вот эти упреки в формате — когда в 14 нужно было, то добровольцы и волонтеры пошли и стали под пули и подставили плечо, прямо с Майдана, а сейчас они стали не нужны и их гнобят. А скажите мне почему стали не нужны? Ну, что такое произошло, что стали не нужны?

Вот я тот самый, который пошел на Майдан, а потом после него встал. И до сих пор стою. И до сих пор вожу то, что нужно на передовой. И до сих пор под пулями бываю. Только если в 14 это было в основном делом случая, то сейчас это чаще и осознанно. И не столько под пулями, сколько под минометами, СПГ и ПТУРами. Потому что ездим и людей обучаем. И на их же позициях закрепляем знания на практике. И задачи вместе с ними решаем, которые они пока не могут. И вместе со мной такие же придурки ездят. Тоже под пулями и «сапогами». И они не с Майдана, они позже.

Что значит стали не нужны? Что такого произошло, что патриоты стали не нужны? Война закончилась? Мы победили? Так нет же. Все по-прежнему. Даже еще жестче. Потому что раньше по площадям сепары лупили в белый свет как в копеечку, а сейчас прицельно работают. И ПТУРисты, СПГшники, снайпера там наученные хорошо и не плохого уровня. И все наши позиции у них до метра пристреляны.

Может быть потому что мы понимаем, что еще ничего не закончилось, и война она идет? И до сих пор Незалежність в небезпеці? Может быть потому то мы понимаем, что нельзя сейчас останавливаться?

Может быть потому что мы не требуем себе персональных условий и каких-то плюшек за то, что делали с 14 и по сей день? Может быть потому что Україна понад усе? Понад наших хотелок. Понад нашего комфорта. Понад нашей жизни, если придется. У меня и у наших ребят нет сейчас ресурса чтоб объять необъятное. И мы делам то что можем, максимально эффективно. Из всего что понад усе, мы выбираем то что понад усее. Армию. Потому что именно сейчас, именно в эту минуту, армия — это единственное, что дает нам то, что «понад усе». Армия дает нам мирные города и стоит щитом на линии с оккупированными территориями. Армия сегодня на деле доводит что Україна понад усе. И не пришло еще время чтобы жить за счет того, что было сделано в 14 и позже. Потому что нихрена еще не сделано. Потому что еще совсем не ясно, что будет через месяц. И совсем не ясно, кто из нас доживет до победы. Потому что 14 год, это еще не история. Это может повториться, хоть и в другом виде и в другом формате. Пока мы не победим окончательно.

И да, там, где для каждого солдата Україна понад усе, даже понад собственной жизни и здоровья, по прежнему нужна наша помощь.

Роман Доник

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям