СМИ сообщают о том, что «третья мировая» откладывается: российские войска согласились не стоять на пути у американских ракет (в противном случае стоять было бы некому). Это будет массированная, но ограниченная по продолжительности бомбардировка со стороны авиации и морских кораблей. Запад не желает людской крови, и позволяет сирийским — а заодно и российским — войскам спасти свои шкуры. Цель одна: уничтожить исключительно инфраструктуру по производству и хранению боевых отравляющих веществ. Справедлив ли такой подход? На мой взгляд, совершенно не справедлив: получается, что убивать свой народ можно бункерными, фосфорными и зажигательными снарядами, а вот хлором и зарином — нельзя. Это при том, что под конвенциональными снарядами асадитов и россиян погибло в сотни раз больше людей, чем от химического оружия.

В этом смысле меня всегда удивляло, когда я слышал оправдания в адрес Саддама Хусейна (в том числе со стороны кучи «полезных идиотов» Кремля на Западе), согласно которым США использовали для вторжения в Ирак ложный повод в виде наличия у бывшего иракского диктатора оружия массового поражения. Но, во-первых, по некоторым данным, оно попросту могло быть заблаговременно вывезено российскими союзниками Саддама. Во-вторых, даже если эти слухи не соответствуют действительности, есть более весомый аргумент: армия Саддама, которую американцы превратили в фарш подобно тому, как они это сделали с российскими наемниками в феврале — эта армия со всей ее мощью как раз и была этим оружием массового поражения. Ибо не имеет значения, как и чем вы вырезаете тысячи людей — пушками, бомбами, донбасскими «трактористами» или ядерными оружием.

Вопреки расхожему мнению, я — как и покойная Валерия Новодворская — убежден, что и Ирак, и Ливия, и территория бывшей Югославии стали гораздо более безопасными для мира (я подчеркиваю — для окружающего мира) после ликвидации тамошних централизованных диктаторских систем, а народы этих стран были выведены на новый диалектический виток государственной эволюции. Никто и не говорил, что эволюционный путь всегда легкий, как перья воробья — иногда надо пройти через очень жестокую «прививку». Во всяком случае, никаких режимов с «лидерами революций», взрывающими лайнеры над Локерби, в этих регионах мы больше никогда не увидим. Мы увидим в этих странах — вы будете смеяться — постепенное развитие истинной правовой демократии. Да, через популизм, сомнения, метания, «гибридность» (как говорит Шульман) — но именно демократия, а не диктатура их будет ждать в конце этого трудного пути. Рассмешу вас, и все же рискну предположить, что по критериям демократичности нынешний Ирак сейчас опережает Россию с ее всепроникающим и вездесущим аппаратом насилия над человеком.

Что ж, западная цивилизация — это, как известно, цивилизация юристов: есть нарушения Конвенции о запрещении химоружия — и на это должен быть дан ответ. Что касается смены режимов, то это, как известно, «пережиток колониализма» и вообще нарушение «государственного суверенитета». Впрочем, сама постпред США в ООН Никки Хейли как-то раз заметила, что «государственный суверенитет» — не прикрытие для ООН перед лицом тех ужасных вещей, которые творит диктатор в отношении своего народа. Но Хейли, как мы знаем, не президент Соединенных Штатов.

Для нас, однако, важно то, что Москва отступила и будет отступать столько, сколько потребуется Западу: Кремль внезапно поубавил свою милитаристскую риторику, как только выяснилось, что Вашингтон и его партнеры серьезны как никогда в своем желании привлечь союзника Москвы к ответу. Россияне просто отползают в свой тихий уголок изгоя и ожидают, когда отгремят взрывы. Заявления российских пропагандистов в Газете.RU о том, что «отсидеться не удастся», сыграли против Кремля: как и прошлом году, он в очередной раз продемонстрировал, где завершаются его союзнические гарантии. Проще говоря, он не может спасти своих вассалов в случае военной кампании Запада. России позволено терзать сирийцев, но только потому, что Западу они безразличны. Западу важно лишь одно — чтобы химического оружия, которое можно сравнительно легко доставить в условный Солсбери, просто не существовало на этом бренном земном шаре.

В принятии мудрого решения, связанного с отказом отвечать силой в ответ на атаку против российского союзника, Путину особенно помогла история с Дэйр-эз-Зором: как подтвердил глава ЦРУ Помпео (будущий Госсекретарь), там «погибла пара сотен русских». Теперь американцы знают, где заканчивается русская бравада и начинаются мокрые путинские подгузники. Так будет и впредь.

Александр Кушнарь

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Телеграмме