Теперь, когда страсти улеглись, можно спокойно порассуждать на эту животрепещущую тему. Я вам напомню, что неделю назад в Верховном Вивариуме нашей страны депутаны вызвали специального антикоррупционного прокурора на показательную порку. Но не тут-то было.

Назар Иванович показал, что тоже умеет доминировать, и врезал паре одиозных депутатов под самый дых. Одним из них оказался потомственный борец с коррупцией, член фракции БПП – Сергей Лещенко. Пан САП напомнил с трибуны, что у распашного антикоррупционера не всё в порядке с квартирой, которая так громко хайпанула в сентябре 2016 года.

Напоминаю. По социальным сетям и прессе прокатилась такая волна возмущения, что Холодницкий поручил НАБУ начать проверку покупки элитной недвиги в центре Киева простым нардепом и бывшим журналистом. НАБУ провела проверку со скоростью метеора, и уже через 9 дней Сытник заявил, что в действиях Лещенка нет уголовной составляющей, а со всем остальным пусть разбирается НАПК. НАПК провело расследование, выяснило, что квартира куплена по заниженной цене и передала дело в суд. Самый известный суд в стране (печерский) не изменил себе, и порешал все для антикоррупционера в лучших традициях коррупционеров. Дело было приостановлено.

Ощущение было как в анекдоте: «Ложечки-то нашлись, но осадочек остался». И вот, спустя два года, мы узнаем, что ложечки никто и не искал. И что расследование НАБУ состояло лишь из одной аналитической записки. Такой себе «на отъебись» для дорогого друга и товарища.

При анализе информации из открытых источников спустя два года возникают вопросы.

1. Почему НАБУ исповедует принцип избирательного правосудия? Примерно такая же телега была и в отношении нардепа Дейдея. Тоже заемное бабло, тоже недвига и машинка в придачу. Но, в данном случае, НАБУ таки родило уголовное дело и представление на снятие с Дейдея неприкосновенности. К слову, в ходе расследования Дейдей таки смог обосновать свой заём, в отличии от бородатой истерички. Лично мне совершенно очевидно, что такой протекционизм есть результат нежной дружбы НАБУ и главного стримера ВР Лещенка. Хотя мои выводы – это лишь оценочные суждения «с дивана», не более того.

2. Агрессивное поведение оправданта. При резонных вопросах общественности и коллег «откуда деньги, Зин?» Зина поначалу путалась в показаниях: одолжила бывшая шефиня, депозиты у мамы, которые в итоге оказались Сережиными, дозаняла улюблена людина, etc. Потом, влекомый своим нарциссизмом и поразительным неумением вовремя заткнуться, квартирант начал просто всех посылать. Он изобрел очень удобную эмоциональную полемическую схему: все, кто задавал неудобные вопросы, тут же обличались порохоботами, которые работают по темникам Банковой. Отчего, спрашивается, такая болезненная реакция? Уж не из-за

3. Российского следа ли? Основную сумму денег даёт редактор Григоришинской «УП». Незадолго до сделки Сережу засекли в «Сбербанке России». Клубный дом, в котором находится скандальная квартира, строила компания из бизнес – империи Фирташа. Еще часть денег на займ (спустя четыре месяца после подписания договра купли-продажи, гггг) Сережа получает от некоего Ендржиевского – бывшего топа из «Надрабанка» Фирташа и совладельца компании «Реконфисс», которая ведет успешный бизнес в РФ. Всё это в совокупности сильно попахивает гонораром за какие-то услуги, а не покупкой квартиры «взаймы».

Если среди читателей найдутся дотошные люди, то Здесь всё разложено намного более детально. Но предупреждаю — лонгрид с диким количеством деталей.

Ну и главный вопрос. Как вы думаете, возобновленное Холодницким расследование в этот раз не будет приспущено на тормозах? Или Назар Иванович просто хочет уйти, громко хлопнув дверью?

Ярослав Матюшин

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Телеграмме