Очень часто приходится слышать, что цель науки — это поиск истины. Особенно эту сентенцию любят философы, а многие учёные-естественники с ней молчаливо соглашаются, не особенно вникая в суть. А зря! Проблема в том, что естественные науки не ищут никакой истины. Да и само понятие истины в физике или биологии ещё попробуй определи.

Естественные науки создают рабочие модели явлений окружающего мира. Именно рабочие (не «истинные», не «правильные» и даже не «правдоподобные») и именно модели (не «догматы» и даже не «концепции»).

Рабочая модель — это не ахти какая глобальная вещь. Она должна удовлетворять всего трём условиям:

  1. Непротиворечиво объяснять наблюдаемые явления.
  2. Иметь прогностическую силу т. е. позволять правильно предсказывать результат, который получится при заданных исходных условиях.
  3. Иметь чётко определённую область применимости, вне которой первые два пункта не выполняются.

Всё! Никто не требует, чтобы эта модель отвечала каким-то философским критериям «истинности».

Например, геоцентрическая модель движения планет Птолемея была вполне себе нормальной рабочей моделью для своего времени. Она нигде не противоречила самой себе, позволяла определять положения планет с той точностью, с которой их можно было наблюдать невооруженным глазом и не претендовала на описание того, что было где-то там за сферой неподвижных звёзд. Кирдык геоцентрической системе пришёл не потому, что она не была «истинной», а потому, что появились более точные наблюдения с помощью телескопов и точность прогнозирования стала неудовлетворительной. Например, годичные паралаксы звёзд в геоцентрическую систему никак не вписывались. Совместными усилиями Кеплера, Галлилея и Ньютона модель переделали в гелиоцентрическую. Является ли она «истинной»? Нет конечно. Просто она пока что работает и удовлетворяет всем трём пунктам.

Другой классический пример — гравитация. В античности её объясняли «стремлением» тел к центру Земли. Вполне себе рабочая модель, падение камня на ногу отлично объясняет, на количественные измерения не претендует т. к. измерять тогда было нечем. Во времена Ньютона научились измерять количественно, открыли независимость скорости падения тел от их массы и выдвинули другую рабочую модель — закон всемирного тяготения Ньютона. Тоже отличная модель была — объясняла и небесную механику и падение камня на ногу. На количественно описание взаимодействия света с тяготеющими массами не претендовала т. к. измерять тогда было нечем и незачем. Во времена Эйнштейна научились измерять и убедились, что закон гравитации Ньютона прогнозирует это дело неправильно. Приняли модель искривления пространства-времени Эйнштейна в рамках ОТО. Отличная модель, надо сказать. Объясняет и небесную механику, и падение камня на ногу и поведение света около тяжёлых объектов и гравитационные волны. Правда квантовые эффекты с ней не стыкуются, но мы их измерять пока не умеем, так что пока покатит. Дальше новую модель придумаем, не впервой.

Кстати прогноз погоды от гидрометцентра — тоже хорошая рабочая модель. Он объясняет наблюдаемые изменения погоды с точки зрения климатологии и динамики атмосферы, прогнозирует погоду на небольшой период с приемлемой точностью и имеет чёткие границы применимости (прогноз более чем на пару дней — профанация).

По-хорошему никто даже не требует, чтобы рабочая модель была фальсифицируемой по Попперу. Такая фальсифицируемость позволяет быстрее и эффективнее найти новые рабочие гипотезы среди метафизических измышлений и больных фантазий, но если вдруг нефальсифицируемая модель работает, то и пускай себе работает. Правда, эмпирические наблюдения показывают, что нефальсифицируемые модели нормально не работают. Например, психоанализ Фрйеда — нефальсифицируемая теория, которая и работает так себе, и в наши три критерия не ложится (у неё нет нормально очерченной области применимости). Тем не менее никто не доказал, что это универсальное явление и не может быть хорошо работающей, но при этом нефальсифицируемой модели.

По этим трём простейшим критериям можно прогнать и популярные лженаучные идеи, чтобы убедиться, что рабочие модели из них крайне хреновые:

  • Гомеопатия противоречива (парадокс мочи Гитлера, одно лекарство от всего и куча лекарств от одного и того же) и не имеет чёткой области применимости.
  • Соционика противоречива (соционический тип одного и того же человека может оказываться разным в зависимости от настроения) и ничего толком не предсказывает.
  • Астрология не имеет никакой прогностической силы и не очерчивает круг явлений, для которых её можно применять.
  • «Теория несилового взаимодействия» Юрия Тесли ничего не объясняет, ничего не прогнозирует и применима ко всему на свете сразу (как и все остальные «теории всего»).
  • Телегония не объясняет эксперименты и не прогнозирует внешность потомства.

В общем оставьте поиск истины теологам и философам — лучше рабочая модель в руках, чем сферическая недостижимая «истина» в вакууме.

Семен Єсилевський

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook а также к каналу в Telegram и следите за обновлениям