Скажу сразу, в этом тексте не стоит искать религиозных посягновений. Текст банальный и будничный, как для жизни ОРДЛО. Происшествие даже в сводках сами «мвдшники» ОРЛОвцы не сильно выделяют. Ну, есть и есть. Повсеместный треш в ОРДЛО уже никого не удивляет. Это нам стоит читать, и думать «как», «зачем», «что дальше». У них все просто. В их мире уже давно не заморачиваются над моралью.

23 марта 2018 в 21-00, «сотрудниками» «отделов» «народной милиции» ОРЛО совместно с «сотрудниками» «мгб» ОРЛО, в ходе проведения обыска по адресу: город Свердловск, улица Гайдара,1-В, были обнаружены и изъяты 6 ящиков с изделиями религиозной направленности с маркировкой «Ювелир экспо Украина 2018» без соответствующей документации на них; 615 ящиков (293500 пачек) с сигаретами марок «Донской табак», «Донтабак», «Коперт», без марок акцизного сбора ЛНР; автомобили КАМАЗ-53102 г/н ВВ 6355 ВТ, КАМАЗ-43101, г/н Н456 МУ, 161-й регион РФ, УАЗ г/н АХ 8764 АО.

Каков поп, таков и приход!

Знаете, ведь мы много говорим о разных гранях войны, а вот о вере и религии на войне, как-то молчим. А зря! Хотим мы того или нет, но и вера, и религия, оказались фронтом, острой гранью войны, которая уничтожила много жизней.

Для меня вера, это нечто интимное. Куда не пускают посторонних, не лезут с нравоучениями и не устанавливают правил и ограничений. Думаю, что это в каждом, кто во что-то верит. Религия для меня, это и нечто техническое, искусственное, что пришло в наш мир, как ограничитель, и нечто философское, что как картина или книга, является собирательным образом какой-то группы или знаний. Не буду философствовать, у каждого из нас свой внутренний мир. И даже туда русские умудрились влезть своими грязными руками.

Да, одна из немногих моих ошибок в том, что я думала, что вера и религия никогда не соприкоснутся с войной, а уж тем более с банальностью жизни. Оказалось, что это не так. Стоило бы больше задумываться над тем, как использовали веру и религиозные символы в войнах.

Религия давно шагнула в сторону от морали. Как только у людей появился символизм, в том числе и религиозный, стало легче маскировать агрессию, войны и банальное мародерство. Крестовые походы, инквизиция опять же, в общем, ничего нового эта война нам не открыла. Русские взяли веру, религию, символизм, и слепили из этого монстра, секту, которая просто перемалывает людей, зарабатывая деньги, формируя общественное мнение, сталкивая, направляя и зарабатывая.

Церковь стала источником дохода, бизнесом и оружием.

В Свердловске, где я жила, церковь использовали для манипуляции людьми задолго до войны. Свердловчане помнят, как в церкви молились за «отца города» генерального директора угольного объединения Горового, как потом менялись гендиректора и молитва за «отцов». Вспомнят, как в церкви шла агитация перед выборами за мэра города, и предавались анафеме его несогласованные оппоненты. Вспомнят и бои между приходами, вот это, «кто пошел молиться в храм, расположенный не возле его дома, тот продал душу дьяволу». Война тоже пришла в город из церкви. Там благословляли на «защиту Отечества», святили автоматы, русские триколоры и танки.

Агитация в церквях против Украины велась и ведется адовая: геи, лесби, детей едят, продажа на органы, поругание законов божьих и заветов Сталина, фосфорные бомбы, ядерный пепел и прочий бред. Россия же представляется Меккой, Третьи Римом. Монархическо-социалистическо-коммунистически-православной страной, где …. Думаю, нет смысла перечислять рашистские пропагандилки.

Люди слушают священников и теряют самообладание. Ведь священникам верят, они не могут лгать, поэтому душещипательные рассказы о распятых укропами старушках в радиоактивном пепле, идут на-ура.

Церковь в ОРДЛО стала мощным кнутом и пряником, заняла все сферы жизни, ведь даже в детсадах и школах ведется православная работа с детьми, больше похожая на запугивание, моральное насилие и подготовку готовых умирать за веру и отечество сектантов.

Церковь в ОРДЛО управляет многим. Политикой «помолимся за отца и руководителя республики нашей», здоровьем «не лечитесь укропским снадобьем, не делайте прививок, они меняют гены и делают вашего ребенка геем», психикой «и пошли люди крестным ходом и отступили укры».

Сила манипулятивного воздействия церкви в ОРДЛО настолько велика, что если эта самая церковь выступит за ввод миротворцев, люди тоже их примут с единичным сопротивлением. Но, если церковь выступит за массовый суицид, люди, и даже дети, наденут пояса шахидов и пойдут умирать за «святую русь». Мы недооценили влияние веры на общественно-политическую жизнь. Посмотрите, сколько политиков прибегает к манипуляции верой. Здесь, там, в России. Это опасные прецеденты.

Церковь должна быть за мир и любовь, против голода и войны, а не их посыльным. Церковь должна быть вне. Вне школы, политики и государства. Посмотрите на Россию, церковь давно стала оружием массового поражения. И бизнесом.

Я понимаю простоту и аскетизм служителей культа, я не понимаю блеск церковных куртизанок. Церковь освобождена от налогов, у нее скидки на потребление газа и электроэнергии, но, при этом, там ведется торговля литературой, услугами и прочими заказными творениями. Как вы понимаете, это об МП.

То, во что превращена церковь, понимают многие, особенно те, кто к ней причастны. Например, еще до войны, мой кум, владелец небольшой IT-компании, вдруг решил стать священником. Сразу начались агрессивные «вы должны», навязчивое чтение Библии со своей трактовкой, и «прививки-зло», и так же сразу мы услышали о том, что это «хорошее вложение средств и вечный бизнес». А еще, его жена перестала садиться с нами за стол, так как она «нечиста» и ее место не кухне. Война для него стала источником вдохновения. Перлы о распятых младенцах в ядерном пепле транслировались настолько агрессивно-возвышенно, что даже его дети начали бояться меня, укропки, и открыто говорить о смерти. В мае 2014 года в их доме стояло больше 50 бутылок с бензином. «Когда в город войдут укры и негры НАТО, мы будем их жечь, а если они зайдут в дом, я сожгу детей, чтобы они им не достались, мы станем мучениками во имя России»,-бормотала экс-айти-технолог, моя кума и жена «священника».

Война дала ему многое. Умение убеждать и умение использовать любую информацию в своих целях, паства, рыдающая от душещипательных историй, отдающая последнее, чтобы спасти души и тела от «гомосеков НАТО».

В церкви рассказывали о захвате земли православной для уничтожения веры православной (негры же из НАТО идут сюда со своей верой). Но главными пугалками были «всеогеячивание» или «огеивание», не знаю, как правильно, и сланцевый газ. Церковь стояла на защиту интересов экологии, то есть против добычи сланцевого газа. При этом, ни разу за все существование церкви МП в Луганской области, здесь не говорили о горящих в Свердловске породных отвалах и тоннах сероводорода, пыли, углекислого газа и прочей дряни, вдыхаемой свердловчанами.

С 2014 года ни одно мероприятие в ОРДЛО не проходит без участия церкви. Даже принятие в пионеры. Да, в ОРДЛО освящаются танки, портреты Гиркина, Мозгового, Путина, Сталина и пионеры. И да, в церкви рядом идут монархия и коммунизм. Путин-монарх, Сталин-герой. И крестный ход против туберкулеза.

До войны у нас с мужем была небольшая столярка, и многое в церквях города построено нашими руками. Мы сдружились семьями с Владимиром Марецким, и когда он получил приход в селе Провалье, разбирали построенный на месте старинного храма клуб, чтобы возродить его. Пели песни. Пили чай. Мечтали об украинской церкви и возрождении села, пысанок, обрядов.

Потом его перевели в другое место на службу, в Новый Айдар, так сказать на повышение. Когда началась война, я увидела знакомое лицо Владимира Марецкого, задержанного с автоматом в руках. Он шел убивать членов избирательной комиссии, ведь тогда Луганщина готовилась к выборам Президента. После задержания СБУ Владимира Марецкого в городе начался треш, священный треш распятого мальчика. Его супруга рыдала, что Владимира убили в церкви и разделали на органы. В городе шли молебны за мученика, и собирали деньги ему на похороны. Жена и дочь раздавали интервью о замордованном в подвале СБУ мученике Владимире, и собирали деньги.

Владимира Марецкого живого и здорового отпустили из Харьковского СБУ, почему, вопросы не ко мне, говорят, «высшие силы позвонили», что еще раз убедило меня в опасности влияния церкви на государство. Тогда в городе так же ожесточенно, не вспоминая о «погребении мученика» те же люди, в тех же церквях, стали собирать деньги на лечение Владимира, которому «укры» вырезали все органы.

Именно он давал показания против Надежды Савченко, когда она «сидела» в России, мол, «видел, как она расстреливала, ела младенцев, продавала людей на органы, пытала ополченцев». Мы виделись с ним, в ноябре 2014 года, я спросила лишь об одном, ведь мы тогда были под воздействием «Надя-герой», какая она. Он небрежно бросил: «Я никогда ее не видел, просто хорошо платят, какая тебе разница».

Сейчас он живет в РФ. Снова в сане. Приезжает в Украину. Дочка учится в Харькове. Снова пастве несет околесицу о величии России и распятых мальчиках, ну, и, конечно же, о том, что он лично был под фосфорно-водородными бомбами, и остался жить лишь благодаря вере. Достаточно погуглить, чтобы убедится в правдивости моих слов.

Вера… И туда вонзился нож «русского брата». Все, к чему прикасаются русские, превращается в тлен. Я испытала настоящий шок от увиденного в оккупации. Война – э то прежде всего люди. Их слова и поступки. Оружие вторично. Люди лгут, чтобы запугать других людей и сделать их рабами страха. Люди создают иллюзию, чтобы поместить туда других людей и сделать все, чтобы они поверили в этот симулякративный мир. Люди используют любовь, страх и веру других людей, чтобы убивать их руками при их одобрении, прятать свои преступления за культовые догмы и мораль, делая их всех соучастниками и заложниками.

Когда мы выехали, я на линии разграничения видела, как уважительно наши бойцы относятся к священникам, людям в рясах, едущим из ОРДЛО. Они не видели в них врага. Уважение к религии и вере, уважение к сану и человеку в рясе, было таким трепетным, таким, что перехватывало дух от ужаса. Я знала, что скрывают под саном и рясой, а они нет.

Священники из ОРДЛО свободно перемещаются по Украине. Семинары, знаете ли, слеты, молебны, обучение и прочая светская жизнь. Санов там никого не лишили. Деятельностью в ОРДЛО и работой на террористов никто не интересуется. Проповедь не считается агитацией и пропагандой. Там это давно поняли. Ризы и рясы, сан и чин давно используют и для провоза пророссийской литературы, наркотиков и оружия. Священники возят и наличку, и золото, и банковские карты, и паспорта. Их не обыскивают. Никто не проверяет их принадлежность к епархиям. Есть ряса и крест, значит служитель. Кого? Чего? Поэтому священники или «священники» и гоняют, как в Россию, так и в Украину «вкусные» грузы: фальсификат сигарет, наркоту, золото, валюту.

МП в ОРДЛО — единственная конфессия, которая на войне не помогала нищим и голодным, получая гуманитарку, делила между «своими». Я писала о том, как был удивлен священник из Крыма, который привез гуманитаркку «голодающему Донбассу» и услышал от свердловского коллеги — «даже в голод народ обязан делать все, чтобы священник не нуждался, это они нас должны кормить, а не мы их». А в церквях стаду преподносится «умирающая Украина», «воскрешение веры в России», «Россия-третий Рим», «гей-Европа», мри народ, за бизнес, за идею, за ложь.

На самом деле, даже вера в России и ОРДЛО, давно уже фальшь. Все православные праздники превращены в какой-то треш из символов, которые выпячивают друг перед другом, и значение имеет не смысл православного праздника, не его глубинный, духовный, моральный или исторический посыл, а наполнение корзинки для свячения, величина креста на груди, чтобы вот всем на зависть было. И пьянство, и обсуждение людей за спиной, и зависть, и хвастовство, и лицемерие, ложь, и ненависть, все это можно увидеть на службе в храме ОРДЛО, так же, как и политику, манипулирование и попирание. Ведь в церквях ОРДЛО молятся и за нашу погибель, и за победу России, и даже проводят обряды отпевания над нашими политиками. Сектанство? Сатанизм? Верящие в Сталина и Ленина люди, мечтающие жить в СССР, где религия не приветствовалась, а попов расстреливали, молятся царю Путину и царю Николаю. Освященные пионеры и танки «на Берлин» и «на Киев», священники с автоматами и священники с Писанием, которое они трактуют по своему усмотрению, колеблясь с линией партии.

Я не смогу простить России еще и эту потерю. Нет, не веры, она так и осталась где-то в районе сердца, скорее потери еще одного безопасного места, которое я считала неприкосновенным для войны. Попирание веры, это, как бы страшный грех. Но, думаю, что манипулирование верой, манипулирование людьми, еще страшнее. А нам нужно извлекать уроки. На войне нет непричастных. На войне есть невыявленный враг и недооцененный.

А что еще везут священники России и ОРДЛО на «Ювелир экспо Украина 2018» в ящиках с изделиями религиозной направленности?

Олена Степова

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Телеграмме