Мы все привыкли ругать «популистов» и считать, что мы «не такие». Мы смеемся над предвыборной гречкой, повышением минималки, понижением цен на хлеб, бесплатной медициной для всех и сейчас, государственным отраслевым планированием.

На нас льются тонны рецептов о том, как сделать Украину великой. Не опять, так снова.

Мы разделяем популистские и не-популистские утверждения, исходя из «здравого смысла», опыта советского прошлого и советов фейсбука. Вроде все с этим популизмом понятно: это что-то такое, что предлагает легкий и упрощенный рецепт победы здесь и сейчас, не учитывая существующих проблем, да и вообще реальности. Что-то такое, что апеллирует к высокопарной риторике, лозунгам и оценочным суждениям вместо фактов.

Понятно, что «не дадим продавать украинскую землю» — популизм.

Понятно, что «купуй українське» — популизм.

Понятно, что потолок цен на колбасу – популизм.

Понятно, что гнобить приватизацию – популизм.

Часто собственно к желанию заработать рейтинг примешиваются еще и коррупционные интересы.

Но как мы отделяем зерна от плевел? И главное, как научиться это делать самостоятельно, а не лишь на основе чтения авторитетных мнений из своей ленты?

Одна из главных черт популизма в том, что он антинаучен, а значит, опровергается научно. Но научные истины далеко не всегда очевидны. Их не всегда можно объяснить широкому потребителю. А борясь с популизмом популярно, можно получить его другую форму. Это лечение симптомов, а не болезни. Давайте начнем с простого – разберем самые известные случаи, которые у всех на слуху.

Продажа земли.

Очень часто приходится слышать в качестве аргументов «за», что «земля такой же товар, как и все» или что «мораторий нарушает Конституцию». Заметьте, как перекликаются эти аргументы с аргументами сторонников моратория, которые говорят, что «земля особый товар» или что «продажа земли нарушает Конституцию». Это – не фактологическая аргументация, а соревнование в погоне за сердцами. От того, как назвать землю, ВВП ни увеличится, ни уменьшится. Что по-настоящему важно, так это теоремы рынка и эмпирические данные, которые показывают, что отмена моратория увеличивает экономическую эффективность и является парето-улучшением (то есть таким процессом, в результате которого никому не стало хуже, а хотя части людей стало лучше).

Купуй українське.

Аргумент «мы против этого закона, потому что будут наживаться олигархи» из той же оперы, что и «не допустим приватизацию, потому что все скупят олигархи». Дело не в олигархах, вернее, не только в них. На самом деле, «купуй українське» плох тем, что непропорционально перераспределяет выгоды от покупателей к производителям (то есть так, что производители в результате получают меньше, чем потеряли покупатели), и тем, что создает новые возможности для коррупции. Но да, рисовать систему графиков и рассказывать о ней сложно, поэтому давайте обойдемся олигархами.

Итак, антипопулизм – это не просто борьба против популистских решений и тенденций, но и борьба против популистской риторики, в какую бы сторону она не использовалась.

Конечно, справедливо будет и сказать, что бабушки не поймут «всей этой теории», и бороться с врагом его же оружием. Но повторюсь, таким образом мы лишь лечим симптоматику, работаем тактически, но не стратегически. Гомеопатия, как известно, не работает. Не нужно пытаться вышибать клин клином. Борьба с популизмом – это фактологическая и логическая аргументация, а не софистика.

Чтобы это понять, давайте рассмотрим менее «медийные» примеры популизма. Здесь процент заблуждающихся намного выше, чем в случае с вышеописанными ситуациями. Но не потому, что здесь популизм сложнее понять и обнаружить, а потому, что о них просто меньше пишут, меньше критикуют, и у людей, соответственно, намного меньше информации от авторитетных источников о том, что хорошо и что плохо. Но если после прочтения окажется, что вы и так все это знали, то поздравляю, вы – большой молодец в экономике.

Курс гривны.

«Курс гривны упал – чем занимается НБУ?» НБУ наращивает резервы (они за три года в три раза выросли), стабилизирует финансовую систему. Почему курс валюты должен быть важнее макрофинансовой стабильности? С точки зрения экономиста, фиксировать курс в данной ситуации было бы проявлением вопиющего непрофессионализма. Более того, низкий курс гривны хорош для экспорта, а аргументов за то, чтобы заниматься регулированием курса в принципе (то есть не именно в нашей сегодняшней ситуации, а вообще) намного меньше, чем за то, чтоб этого не делать.

Протекционизм.

«Импортозамещение! Защитим национального производителя! Экспортоориентированная экономика!» Так вот. Экспортоориентированная экономика – не цель и не причина, а следствие того, что дела идут хорошо. Защита национального производителя и теоретически, и практически в мировой истории приводила только к гноблению этих самых национальных производителей и потребителей. Протекционизм не поможет. А если вы к тому же хотите субсидиями поддержать наши заводы, то знайте, что вы поддерживаете на самом деле не их, а европейских покупателей их продукции. Я понимаю, мы – добрая и благодарная страна, а они нам еще и кредиты дают, но мне кажется, мы все же еще недостаточно богаты, чтобы спонсировать немцев и французов.

Торговый баланс.

«Нам нужен положительный торговый баланс!» Не существует значительной корреляции между положительным торговым балансом и экономическим благополучием. Более того, у развитых стран в большинстве своем он отрицательный, как и был он у большинства «азиатских тигров» в период их буйного роста. Я скажу даже больше – если вы хотите мощного притока иностранных инвестиций, то вы чисто из принципов системы макроэкономических счетов (то есть по определению) не можете иметь положительного торгового баланса.

Реальные доходы.

У нас народ почему-то отождествляет понятия «реальный доход» и «долларовый доход». Видимо, потому что исторически цены были в долларах более стабильны, чем в гривнах. Но ни изменения долларового, ни изменения гривневого дохода не соответствуют изменениям дохода реального, потому что реальный доход определяется, грубо говоря, как «номинальный доход поделить на цены». Изменения реального дохода, соответственно, определяются как изменения номинального дохода с поправкой на инфляцию. То есть, номинальный доход в долларах действительно упал, но цены в долларах также упали, в результате чего реальный доход практически не изменился. С гривневым доходом произошло наоборот – он вырос вместе с ценами.

И таких примеров в экономике масса. Думаю, не только в экономике, но не хочу говорить как дилетант (популист).

Вывод: от популизма спасает матчасть, а не риторика. В частности, очень хорошо помогают экономика и статистика. Вообще, любые науки. Доверяйте технократам, а лучше – становитесь ими сами, ведь как отличить «на глазок», кто технократ, а кто – нет?

P.S. Если кому-то непонятны мои аргументы по поводу экономики или кто-то не согласен, пишите в комментариях, в следующий раз я подробно напишу, почему все именно так, как оно есть.

Читайте аналитику и блоги прямо у себя в Мессенджере или Телеграмме