30 ноября 2017 года, четверг. В последний час.

Сегодняшнее утро в районе Широкино началось с бешеной пальбы из всего, что могло стрелять. Орки не то перевозбудились, не то сублимировали недотрах или недоперепив. Наши помолчали. Подумали. Додумались до сакраментального вопроса – «И вообще – почему бардель?», сиречь, «что за нах?»

И ответили. Аккуратно, но сильно. Стало тихо. Ибо нефиг.

Потом попытался поработать снайпер. Его тоже заткнули.

Но вообще, похоже, что снайперские дуэли выходят на новый виток. Похоже, что завезли новую группу снайперов – судя по характеру огневых налётов. Ведётся провоцирующий огонь, с тем, чтобы вскрыть наши огневые точки. Недавно во время открытия огня на подавление сепаров они ранили нашего бойца, к счастью, легко. Мне это напомнило рассказанный Олег Яковенко эпизод из боёв в Никишино под Дебальцево зимой 2014 года — когда снайпера за короткое время вывели из строя немало наших бойцов.

Но наши за время войны многому научились. Поэтому сейчас преимущественно молчат. Люди укрыты, техника укрыта, а сепары жгут БК.

Наши воюют. Спокойно, как работу работают.

Ещё одним участком, требующим внимания, становится берег моря. Дело в том, что с моря подходят авианосные баркасы, с которых запускают разведывательные БПЛА. Ну, эскадрилий камикадзе у нас не водится, но есть иное средство – БРДМ с противосабельной бронёй и КПВТ. А эта штука калибром 14,5 мм вполне способна превратить недоавианосец в дуршлаг.

В общем, не до полётов им становится…

Такие дела.

Будем жить!

Александр Шульман

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям