В пост об объемах незаконно выведенных денег из Украины предсказуемо пришли подданные божественной Юлии сначала с картинками, а потом подтянулась и те из них, кто осилил буквы, с воплями… о газовом контракте. Ну, не удивлена, понимаю – больное место. Ок, что же нес стране найкращій у світі газовий контракт найкращого у світі прем’єра?

22 декабря 2017:
«”Нафтогаз” выиграл в Стокгольмском арбитраже спор против “Газпрома” по контракту на поставку газа по всем ключевым вопросам. “Нафтогаз” оценивает общий положительный эффект решений арбитража в более 75 млрд долларов за весь срок действия контракта на поставку газа.
В частности, суд полностью отклонил требования “Газпрома” по положению “бери-или-плати” на сумму 56 млрд долларов за 2009-2017 годы. Также “Нафтогаз” добился уменьшения будущих обязательных годовых объемов более чем в 10 раз – в соответствии с его фактическими потребностями в импорте газа. Кроме того, суд понизил цену российского газа для Украины во II квартале 2014 года на 27,4% – до 352 долларов за тысячу кубометров».

Общий положительный эффект решений арбитража в более 75 млрд долларов. А за одно только «бери-или-плати» 56 миллиардов.

Помните вчерашнюю картинку, где объемы вывода денег при Тимошенко и Азарове были на уровне 15-20 миллиардов долларов в год? Это огромнейшие суммы.

Для сравнения. Военный бюджет Украины в 2017-м году составил 64 млрд грн., т.е. 2,5 млрд долларов. Весь военный бюджет воюющей страны на порядок меньше незаконно выводимых сумм при Тимошенко и Азарове. Ежегодно!

Но 75 миллиардов по одному только газовому контакту – это я не знаю, как вообще комментировать. Это 30 военных бюджетов Украины. Бюджета 2017 года – военного, рекордного. 30 лет таких бюджетов, вдумайтесь. Да Украине в этом году 27 лет! Украине нет столько лет, сколько ее рекордных военных бюджетов передавалось Путину легким движением руки. Просто передавалось – не за газ, не оплата стоимости, это все честно учел Арбитраж. 75 миллиардов долларов – это то, что было насчитано по контракту Путина-Тимошенко СВЕРХ справедливой рыночной цены.

И три четверти этой суммы – 56 миллиардов долларов – одним только пунктом контракта. И это не полная сумма – это за 2009-2017 годы, а контракт ведь до 2019. Как такое могло случиться? Как вообще такое могло быть подписано? Это тема следующего поста.

Говорят, политика – это искусство возможного. Это искусство выкрутить выгоду или минимизировать ущерб в сложившихся условиях. Человечество живет давно и знает разные примеры подписания разных соглашений в разных ситуациях. Украине 26 лет, но и за этот недолгий срок уже есть примеры. Один Будапештский меморандум чего стоит.

Но поскольку пост является продолжением темы решения Стокгольмского арбитража по контракту Путина-Тимошенко, о нем и поговорим.

Напомню, что общий положительный эффект решений арбитража составил более 75 млрд долларов. А за один только пересмотр условия «бери-или-плати» – 56 миллиардов. Подробнее тут.

Т.е. эти немыслимые суммы были заложены в контракт СВЕРХ справедливых условий. Как такое могло быть подписано? Как такое вообще могло случиться? Может быть, Украина оказалась в безвыходном положении, и Тимошенко пришлось подписывать капитуляцию под давлением обстоятельств? Как Саакашвили в 2008-м?

С обстоятельств и начнем.

Ну, во-первых, обстоятельства – это еще не всё. В условиях тяжелейшего военного положения в 2014 в результате вторжения регулярной российской армии были подписаны Минские соглашения, где украинская сторона (да-да, мальдивский шоколадник, липецкий зрадник, однотуровый и так далее – подданные божественной Юлии в соавторстве с подданными божественного Владимира придумали много эпитетов) ухитрилась подписать такие условия, которые оказались невыполнимыми для ОБЕИХ сторон. При этом, санкции за невыполнение этих условий получает ТОЛЬКО ПРОТИВНИК. Четвертый год получает. Много ли мы знаем таких примеров в истории? Когда сторона, находящаяся в сложнейших условиях войны с противником, на порядок превосходящим ее по силе, вместо капитуляции подписывает такую штуку, в результате которой не проигрывает ни грамма сама, а противника начинают экономически гноить Европа с Америкой? Причем, не из выгоды гноить, нет – через не хочу, ага – «е@у и плачу».
Ну, правда – много таких примеров в истории?

Это о том, чего можно добиться в безвыходных условиях. Но была ли подписана капитуляция в газовой войне-2009 в безвыходных условиях? Пара кликов в Гугле, и картина, как на ладони.

Вот Миллер подтверждает, что цена 235 была достигнута еще в декабре.

Вот Тимошенко 15 января говорит, что газа в хранилищах полно, можно переговариваться до победы.

Где здесь безвыходные условия, что надо было подписывать цену 485 долларов за тыщу кубов и кабалу по схеме «бери-или-плати»? Тем не менее, 19 января по свистку Путина Тимошенко вылетает в Москву подписывать капитуляцию на таких условиях.
САМА вылетает – у нее не было полномочий вести эти переговоры, что, кстати, и использовал Янукович как формальную причину для её посадки.

Причем, цена 485 долларов – это не главная проблема контракта. Главная проблема – это обязательный объем в 52 миллиарда кубов по схеме «бери-или-плати» (взял меньше – все равно плати за 52 миллиарда), да еще и с запретом на реэкспорт.

В 2015 Украина потребила 33,8 миллиарда кубов, в 2016 – 33,2 миллиарда.
Посчитаем. Надо платить за 52 миллиарда кубов по 485 долларов за тысячу кубов. Потребляем 33,2 миллиарда кубов. Неиспользованных 18,8 миллиардов. Продать их нельзя даже по 200, даже по 100, даже по 50 продать нельзя, потому что контракт запрещает реэкспорт.

18,8 миллиардов х $485 за тысячу = 9 МИЛЛИАРДОВ 118 МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ, которые хочешь – в воздух выпускай, а хочешь – в шарики задувай. Ну, или согласись на что-нибудь интересное Кремлю, чтоб не выставляли счет на НЕКУПЛЕННЫЙ товар. Например, отказаться Ассоциацию с ЕС подписывать. А на следующий год, например, войти в Таможенный союз. А еще через год референдум провести о присоединении к Союзному государству России и Беларуси.

9 миллиардов дани в год. Контракт на 10 лет.

Считайте сами, прикидывайте сами, к чему это могло привести. И для чего подписывались такие условия. И какие цели преследовала Тимошенко, поехав без полномочий на эти переговоры и допереговаривавшись до вот таких условий. С полными газохранилищами.

Политика – искусство возможного. Что именно возможное выкручивала политик Тимошенко из той ситуации? И зачем? В чем был ее интерес? Ну, не ради же сраного отката мутилась такая грандиозная ДЕСЯТИЛЕТНЯЯ кабала?

Интересные могли бы быть перспективы. Хотела написать «О которых мы, слава Богу, теперь не узнаем», но, боюсь, так писать рано – шансы узнать сохраняются. Много инфантильных людей у нас в стране, которых системная пропаганда «независимых» СМИ легко убедила, что черное – это белое. Поэтому на сегодняшний день Тимошенко возглавляет рейтинги вместо того, чтоб отбывать наказание в тюрьме. И не за карнавальное превышение полномочий, которое ей вменил суд Януковича (тот рассматривал Тимошенко как товар, помилование которому можно продать Западу с выгодой для себя), – нет, не за превышение полномочий, а за то, что она совершила.

За её искусство возможного – за государственную измену.

Светлана Самборска

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям