Вчера возник показательный конфликт на границе Украины, который несколько по-новому освещает новые тенденции, носящиеся неуловимым запахом в воздухе. Если кто-то думает, что речь идет о Пшемышле и о хоровом пении песни «А поезд чух-чух-чух, огни мерцали, огни мерцали, когда поезд уходил» — ошибаются. Это хоровое пение забудут через неделю, а через месяц будут уверять, что там были их двойники, а они привычно жрали тигровых креветок. На самом деле, происшествие произошло на переходе Успенка, между оккупированной территорией Украины и Ростовской областью РФ.

Немного предыстории. Некто младший фельдмаршал бронекопытных войск и почетный маркшейдер гинекологического отделения ЦКБ им. Калинина г. Донецка Искандер Захарченко долгое время входил в отряд алконавтов и отличался умением на глаз оценивать вес бройлера и на нюх – его свежесть. Люди, близко знавшие его лично, говорят о том, что он отнюдь не лишен тщеславия и несколько раз пытался попасть в книгу Гиннеса, как лицо, больше всех выпившее за раз водки Путинка. Но ему все время немного не хватало до рекорда, ибо давление напитка оказывалось сильнее тяги к славе и сфинктеры не выдерживали. В общем, как и многие депутаты Верховной Рады Украины, он был никто и имя его было никак. Но волею судеб его закинуло в то место, где он мог озвучить заклинание: «Избушка, избушка, стань к лесу рылом, а ко мне – раком», после чего стал добывать из избушки всяческие ништяки. Тут он мгновенно стал полковником, генералом и потом –фельдмаршалом, за успешную осаду Рейкьявика. По крайней мере, он всех в этом убедил. И тут он стал стремительно богатеть. Мы этого не видели, но достаточно посмотереть на Сирожу, Сёму (Костю), сестру Гади и прочую разбогатевшую голытьбу, чтобы примерно понять, как понесло Захарку.

Став знаменитым палководцем, он решил, что Мольтке, Клаузевиц и даже Сунь-Цзы ему не ровня, ибо он – воплощение духа самурая, а потому Лондон, Рекьявик и другие центры торговли курями должны натурально падать в обморок от страха, видя его сияющий образ. Надо сказать, что почти никто не видел его в кимоно, ибо могли возникнуть вопросы о Путине. Поэтому он все больше ходил в маршальских трениках с блестящими погонами.

В общем, когда на контрольном пункте была остановлена фура, на которой было замалевано «Груз 200», а сверху приклеена бирка «Лично фельдмаршалу», то никто не ожидал увидеть того, что было в ее недрах. Обычно там стояли ящики с напитками или закусками, а иногда –уже расфасованный в маленькие кулечки порошок. Никого этот пейзаж не трогал, но в этот раз все было иначе. Фура до половины была загружена кимоно, а вторая ее часть — мечами кусунгобу.

Российские комитетчики долго вызванивали Москву, фотографировали холодное оружие в ножнах и вынутое из оных. В конце концов, на Лубянке нашелся продвинутый опер, который узнал в этом изделии меч для харакири. Пока возились с этим грузом и выясняли что к чему, Захарченко доложили о том, что русские таки прошмонали его фуру и он решил обратиться к многонациональному народу новомалороссии с последним приветом. Наверное, в Пшемышле сильно удивились бы совпадению тем, ибо захарченко начал свою речь словами из песни: «Постой паровоз, не стучите колеса…». А когда он продолжил цитату, на его глазах блестели слезы. В общем, не прямо, но достаточно внятно он пояснил своим согражданам, что Москва приняла решение всех их кинуть как с отдельным лепрозорием, так и с присоединением в качестве дермато-венерологического отделения к больнице, под названием федерация, а потому – они утрачивают последние шансы стать правоверными федерастами.

Но граждане уже сами что-то подобное почувствовали, ибо на пунктах пропуска, со стороны материнской Украины, стали доноситься постоянные и монотонные предложения типа: «Русский Иван, сдавайся! Мы тебя накормим и дадим теплые носки…». Раньше такого просто не наблюдалось, а теперь понятно, что с той стороны уже просто издеваются над оболтусами. Но ходят слухи, что иваны уже начали сдаваться.

В общем, Захарченко пояснил, что деоккупация – смерть для всего населения, ходившего на референдум. Так и сказал: «все мы будем уничтожены». А чтобы и вовсе пронять население, уточнил: «но до этого, над нами надругаются несколько раз». О себе он сказал четко, что как самурай, православный и фельдмаршал, он не дастся в руки противнику и предпочитает совершит обряд сеппуку. Для этого у него имеется соответствующий меч и для остальных граждан он заказал изготовить самурайские мечи для харакири – кусунгобу. Именно эти 25-ти сантиметровые мечи и были обнаружены на переходе в Успенке. В Кремле впали в ступор от такой самурайской стойкости Захарченко и даже решили дать его имя одной из станций метро, если тот совершит харакири. Правда, Грэм Филипс, знаменитый и скандальный журналист, сразу сказал о том, что ноги его больше на Донбассе не будет. В общем, русскомирская часть населения сурово задумалась о харакири, хоть мечи еще и не прибыли к месту назначения.

Но по слухам, захарченко как всегда оказался не совсем откровенным и не вполне точным. Себе он заготовил несколько прокачанный, можно сказать – тюнингованный меч. Он имеет все ту же классическую длину 25 см, хоть сделан и не из особой стали, а вовсе из специального силикона, да и не острый он совсем, а скорее – тупой и круглый. Понятно, что воткнуть его себе в брюхо он не смог бы даже при большом желании, но похоже на то, что фельдмаршал Сашка знает, куда и как его втыкать, чтобы не достаться трофеем для ВСУ. В общем, в Донецке засуетились и заскреблись очень многие мышки. Подыхать никому не хочется, а придется.

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениями

anti-colorados