Во Львове одно время, в советский период, было самое матёрое управление КГБ. Туда со всех краёв после училищ и вузов направляли самых способных гэбистов, и это понятно — борьба с украинским национализмом была важным фронтом для краснопузых, на неё они бросали лучшие свои силы.

И борьба эта давалась советским органам, очевидно, непросто хотя бы в сравнении с аналогичной борьбой против прибалтийских «лесных братьев», которая в начале 50-х уже практически завершилась. Позже, когда они решили, что антисоветские проявления среди населения Западной Украины ими были окончательно побеждены, в середине 70-х годов, гэбешники взялись за валютчиков и спекулянтов, промышляющих на транзите поляков. Комитетчики тогда были высшим сословием, никто им не был указом, они были полными «хозяевами жизни». Они ездили по Львову на машинах с польскими номерами, и, говоря на чисто польском языке, провоцировали валютчиков, якобы интересуясь покупкой долларов, потом вязали и садили.

Помню, как после ареста и допросов во Львовском управлении КГБ меня пять суток держали в их тюрьме, пока не передали дело милиции, и перевезли в следственный изолятор МВД. Из этих пяти суток один день я сидел в камере сам, следующим вечером ко мне закинули какого-то пошарпанного местного интеллигента, который, по его рассказу, знал, что за ним следят( за что, я так и не понял) и задолго до ареста впал в запой. На следующий день его на моих глазах накрыла «белая горячка». Впечатления, должен вам заметить, не из приятных — у человека видения, галлюцинации, он гоняется за невидимыми крысами, ловит пауков, словом, в замкнутом пространстве это жуть. Я сутки боялся заснуть, пока его мокрого с выпученными глазами не утащили на «дурку».

Сидит у меня в мозгу занозой один вопрос. Что случилось со всеми этими гадами «плаща и кинжала» после 1991 года, куда они все подевались? Получили ли публичную огласку их фамилии, или они тихо доживают на благополучной пенсии?

Игорь Гольфман

Присоединяйтесь к группе Другой Взгляд на Facebook и следите за обновлениям