У меня давно была мысль написать такой пост, в котором бы я рассказал, как именно, дорогой читатель, тебе срут в голову, хотя кажется, что это бабочки. Меня останавливала тяга к фундаментальным исследованиям: я не могу написать исчерпывающий перечень манипуляций и передёргиваний, это слишком сложно и долго; но хочется.

Но вот мне попался прекрасный экземпляр. И я решил его анатомировать на ваших глазах, и пояснить, как же это делается. Как из правды и полуправды, из недоговорок и передёргиваний, собирается кадавр, являющийся откровенным враньём и чернухой.

Пожалуйста, оденьте халаты и маски, будет немножко грязно. И уберите детей от экранов.


Итак, сначала факты.

Роман Кисляк. Человек с инвалидностью. ДЦП. По профессии водитель. Родом с оккупированных территорий, из Шахтёрска. Принял сторону Украины, помогал волонтёрам. Переехал во Львов, работал таксистом. Стал известен после скандала с рестораном «Вапиано», откуда его прогнали, чтобы он не смущал посетителей. После того — встречался с Мариной Порошенко, которая решила его поддержать.

Во Львове работал таксистом, довольно долго, был умеренно известен. Потом продал машину, чтобы купить дом в пригороде. Таким образом, остался без средств к существованию.

А теперь давайте посмотрим, как из этого слепить грязный наброс в сторону Марины Порошенко, а я объясню вам, предложение за предложением, как это делается.


 

Хождение по мукам. — название подобрано профессионально и умело. Цитата. Готовит нас к жалостливой истории.

Открытое Письмо Марине Порошенко.

Уважаемая Марина Анатольевна, совсем недавно через социальные сети, полиция нашла выкраденного в Киеве грудного ребенка и арестовала преступников. Через социальные сети, волонтеры собирали помощь и поддерживали армию, когда государство не способно было это сделать, да много что делалось через соцсети. — В первых двух предложениях рисуется позитивный бэкграунд. Соцсети — хорошие. Государство — плохое.

Теперь и мы пытаемся достучаться до Вас таким же образом, надеясь, что услышите, так как другие возможности уже исчерпали. — Теперь противопоставляем адресата нарисованному бэкграунду. Кстати, какие именно возможности исчерпаны, не написано. Просто подразумевается, что Марина Порошенко игнорирует все обращения. Не факт, что они были. Вообще ничего толком не сказано. Просто слова составлены так, чтобы создалось правильное впечатление.

Надеемся Вы помните, Романа Кисляка, инвалида ДЦП от рождения. Тогда Вы под взгляды телекамер и взоры объективов фотоаппаратов пили с ним кофе. Вы преданно держали Романа за руки, обещая помочь, если ему понадобиться помощь. Так вот, как раз сейчас эта помощь ему и нужна. — Здесь мы видим, разумеется, намёк на то, что встреча с Романом была нужна для пиара. Это любимая и популярная тема, безотказная. Пиар — это плохо, пнятно?

 

Роман — настоящий герой, вывозивший из под обстрелов мирных жителей, прошедший плен, до конца стоявший в оккупированном Донецке публично заявляя о единстве Украины. А теперь он стал БОМЖом, ночуя по зачуханным хостелам Киева, в окружении наркоманов и разной неблагополучной публики. — Рисуем трагичную картину.

Роман не раз обращался в Фонд Марины Порошенко, прося помощи показывая Ваше с ним фото, но никому он там не нужен, как и не нужен социальным службам страны, возглавляемой Вашим мужем. — Здесь стоит обратить внимание на две любопытные детали, которые, впрочем, скорее говорят о личности автора текста. Первое: акцент на том, что показывалось совместное фото. Автор по определению считает, что всё решается через знакомства. Или нет. Или это я сейчас тоже набросил так тонко. Кто знает? Но в эту игру можно играть вдвоём, если что.

Второе любопытное — слова «вашим мужем», которые звучат пафосным обвинением.

Роман не просил денег или жилья, он просто просил помочь найти ему работу, так как остался без пенсии и социальных выплат. — Но у него была работа, помните? Забыли уже? Это ок.

Доведенный до отчаяния, он хотел вернуться назад домой в оккупированную Макеевку, где у него остались больные родители. Но на ДНРовском блок-посту его не пустили, избили и пригрозили убить если еще раз увидят, так как Роман находиться у них в «чёрных» списках. — Кстати, никогда не доверяйте людям, которые не различают «-тся» и «-ться». (Простите, это было сильнее меня.)

<p «=»»>Быть на одном фото с первой леди Украины, которе облетело всю страну – это непростительное преступление для спец служб ДНР. Вот так инвалид детства стал БОМЖом, не нужным своей стране, а только добрым людям. — Смотрите, как ловко. «Быть на фото с первой леди» — «вот так стал БОМЖом». Причина — следствие. Ну хорошо же, правда?<p «=»»>Некоторые из нас, впрочем, ещё помнят, что «БОМЖом» он стал, купив участок земли в пригороде, и продав для этого машину. А не потому, что первая леди Украины испортила ему жизнь. Некоторые ещё помнят.

У нас считается не человечно выбрасывать собаку, которую приручили, а Роман – человек. — Скрытая цитата из «Маленького принца» Сент-Экзюпери.

Вы пообещали ему заботу, а Ваш муж еще и гарантирует соблюдения его прав и достоинства, но ни того, ни другого от вас он не получил. — И снова это обвиняющее «ваш муж».

Мы оставляем в этом письме номер карточки Романа, вдруг Вы решите сделать доброе дело не под вспышки фотоаппаратов и света телекамер, да хотя можно и под них, лишь бы достойному человеку помочь. ПриватБанк 4149499600010555 Кисляк Роман.
С уважением, простые граждане Украины».
 — Буду теперь знать, что некто Сергея Косяк — это и есть простые граждане Украины.

И вот с этого момента — очень подробно и медленно. Этот абзац прекрасен. И именно этот абзац лично для меня на 100% доказывает, что всё это — гнилой наброс, а не попытка кому-то помочь. Знаете, почему? А я объясню.

Да всё потому, что здесь — вилка. Всё дело во фразе «не под вспышки фотоаппаратов».

Понимаете, смысл набросов и зрады в том, что «ложечки мы потом нашли, а осадок остался». Смысл в том, чтобы зраду генерировать всё время и громко, а чем закончится — не важно, и что там было на самом деле — тоже не важно.

В этом абзаце автор мастерски ставит вилку. Надо помочь Роману. Но надо сделать это без телекамер. Это очень важно. Иначе это пиар, а пиар — это плохо, пнятно?

Следовательно, имеем два варианта:

  • Марина Порошенко помогает Роману без фотокамер. И никто никогда об этом не узнает. Потому что никто об этом не будет кричать на весь фейсбук. И все запомнят, что Марина Порошенко не помогла, как её ни просили.
  • Марина Порошенко помогает Роману под фотокамеры. И тогда автор пафосно говорит: «Но мы же просили, без фотокамер! Ну что ж ты за человек такой, пиаришься на чужом горе?! Нет для тебя ничего святого, тебе он безразличен, тебе важны только фотокамеры!»

Это вилка. Довольно грамотная, кстати, как для учащегося Украинской Библейской Семинарии. Что? Разве я сказал, что это плохо, быть семинаристом? Не, вам показалось. Я же этого не написал, правда?


И ещё пост скриптум.

— Собственно, постскриптум содержит ФАКТЫ, которые я изложил с самого начала. Оказалось, если продать машину, которая является основным средством заработка, то потом зарабатывать не получается. Поздравляю всех причастных с открытием этого факта. Ну, то есть Романа жаль, конечно. Просто хотелось бы знать, какого именно результата он ожидал.


Но дорогой читатель, ведь и это ещё не конец. В комментарии приходит человек, предположительно связанный с Фондом Марины Порошенко.

 

И, естественно, получает ответы:

— но она же жена президента! для неё нет ничего невозможного!

— вы всё врёте!

— что, сложно помочь? вам жалко, что ли?

— попиарились на нём в кофейне, а теперь выбросили на улицу!

— а как он раньше работал, без категории прав? раньше-то работал!

— что, сложно Фонду найти и оплатить ему квартиру?

— конечно он не хочет ехать в Запорожье, он имеет право жить в Киеве!

…и массу других занимательных мнений. Из чего мы заключаем, что наброс сработал на многих неравнодушных гражданах на отлично.

А теперь, надеюсь, благодаря моему разбору, вы лучше понимаете, как именно это делается. И в будущем сможете набрасывать на людей сами, делая это профессионально и умело, чтобы было не стыдно людям показать.

А в следующем выпуске нашей рубрики я научу вас правильно прорываться через границы суверенных государств и плевать в пограничников. Следите за анонсами.

Владимир Завгородний